Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily icon

Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily



НазваниеИнтервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily
страница1/4
Дата конвертации12.05.2013
Размер0.55 Mb.
ТипИнтервью
скачать >>>
  1   2   3   4

8 червня 2011 о 12:40




Что такое национальная безопасность? Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily

Что такое национальная безопасность, и как Украина может ее себе обеспечить?

Многие люди связывают национальную безопасность с армией, разведкой, контрразведкой и СБУ. На самом деле это не так. Согласно закону, государство должны защищать от угроз национальной безопасности три объекта. Первый – человек-гражданин, то есть каждый из нас, второе – общество, то есть все мы вместе, 46 млн граждан, третье (и только третье в порядке очередности!) – само государство.

Национальная безопасность – это жизнь каждого из нас, это уверенность в завтрашнем дне, это рабочее место, достойная оплата тем, кто работает, достойная пенсия, это чистый воздух и вода, которую можно пить.

Это лекарство, а не крахмал вместо него. Это ребенок, которого можно не бояться самого отпускать в школу, а не вести за руку. Это уверенность в том, что в суде каждый может защитить свое право, а не только тот, кто заплатит большую взятку. Это нормальная работа для предпринимателя, когда не нужно ожидать каждый день прихода какого-нибудь из более чем 60 контролирующих органов, которые будут выкручивать ему руки и заглядывать в карман.  Вот что такое национальная безопасность.

Поэтому ключевые угрозы национальной безопасности – это то, что волнует каждого из нас практически каждый день.

Первая среди них – высокий уровень безработицы.

Вторая – коррупция, которая своими метастазами парализовала уже все общество и государство.

Третье – это низкие социальные стандарты, прежде всего в медицине, потому что люди, получающие низкие зарплаты и пенсии на уровне 800-850 грн., не могут себя обеспечить даже в случае незначительной болезни, не говоря о серьезных случаях, когда человек вынужден продавать все, что у него есть, чтобы остаться живым, тем более при нашем уровне медицины.

Именно на локализацию этих уродств – безработицы, коррупции и низких социальных стандартов – должна быть направлена государственная политика.

Есть и внешние вызовы и угрозы. Они сейчас не связаны с угрозой агрессии и широкомасштабной войны. И слава Богу, значит, этот период нужно продуктивно использовать для реформирования нашей украинской армии.

Но эти другие угрозы достаточно значимы. Ключевая из них – это зависимость Украины как государства и ее экономики от российского газа. Мы видим, что несмотря на все уступки, которые сделал президент Янукович Кремлю – отказ от евроатлантической интеграции, внеблоковый статус Украины, продление пребывания Черноморского флота в Крыму до 2042 года – в Кремле все это забыли и не соглашаются пересмотреть кабальную формулу цены на газ, заложенную в контрактах 2009-2010 года, считая ее справедливой.

Так что, к большому сожалению, две соседние страны – Украина и Россия – не пребывают в состоянии стратегического партнерства, о чем руководители двух государств говорят постоянно. Стратегические партнеры не ставят на колени друг друга, как это произошло в случае с газовым контрактом между РАО «Газпром» и «Нафтогаз Украины».

Очевидно, с украинской стороны были допущены ошибки, была несогласованность действий президента Ющенко и премьера Тимошенко, но позиция российской стороны была достаточно жесткой, и очевидно, что это не была позиция стратегического партнера, относящегося к Украине уважительно и на равных.

 Раз уж мы затронули тему сотрудничества Украины и России – следующий вопрос. Российский рынок нам наиболее близок технологически, стандарты примерно одинаковые. Как Вы думаете, возможно ли дальнейшее сосуществование в плане технологическом, техническом, или Россия полностью уже отказалась от нас, заменив украинскую продукцию на своем рынке на аналогичную собственного производства?

Власть в каждой стране должна работать на основе общества. Делать все, чтобы создавались рабочие места, чтобы шла выгодная торговля с другими государствами, чтобы были валютные поступления, чтобы люди чувствовали себя уверенно и комфортно. Поэтому если государство занимает иную позицию, строит заборы, барьеры в торговле, тем более мотивированные политическими факторами, это неразумно и неэффективно. Украина должна выгодно торговать с Российской Федерацией, с Белоруссией, с Казахстаном, с другими странами бывшего Советского Союза. Но это совсем не означает, что мы должны вступать в какие-то союзы. Вот нас сейчас усиленно, кнутом и пряником, тянут в Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана. Я с удовлетворением признаю тот факт, что не только наша партия «Гражданская позиция», другие оппозиционные партии, но и власть заняла ответственную позицию и четко указала приоритетный вектор развития – Евросоюз и европейский рынок. Соответствующее постановление было принято ВР 10 дней тому назад и доведено до наших европейских партнеров. Для нас исключительно важно в этом году завершить переговоры и подписать соглашение об ассоциации и о зоне свободной торговли с ЕС. Сразу скажу: это никоим образом не означает сворачивания торговых отношений с РФ, Белоруссией, Казахстаном. Давайте раскроем глаза и посмотрим, как живет весь мир. К примеру, страны ЕС – Франция, Норвегия, Италия, Германия – взаимовыгодно и эффективно торгуют с Россией, но никто из них не собирается выходить из ЕС и вступать в Таможенный союз. В таком режиме с РФ работает более 100 государств с разных континентов. Поэтому давайте не будем зацикливаться на Таможенном союзе, а будем взаимовыгодно торговать с РФ. Возможно ли это? Да, возможно и необходимо.

Но здесь есть один фактор, который нужно учитывать и исправлять с точки зрения модернизации нашей экономики. Мы не можем десятилетиями и веками торговать продукцией, которая имеет низкую добавленную стоимость и дает малый доход от торговли. Мы должны давать высокотехнологичную продукцию, а не просто металл, зерно, окатыши и минеральные удобрения. Поскольку зависеть от металлургии и химии – наиболее энергоемких производств, большинство из которых были построены 40-50 лет назад, – это не перспектива. Мы должны быть для России интересны, тогда с нами будут торговать. А чтобы мы были интересны, нужно производить высокотехнологичную, конкурентную продукцию, как это делают Франция, Германия и другие государства. Поэтому движение в сторону Европы заставит нас, даже если мы не доросли, поднимать уровень технологии, обеспечить прозрачность в экономике и двигаться к более высоким стандартам качества. Нужно двигаться вперед, а не назад.

 ^ Вы сказали о движении Украины в сторону Евросоюза. На Ваш взгляд, каковы  сегодня отношения с НАТО, насколько актуально на сегодня стремление Украины в НАТО?

Вопрос о вступлении в НАТО не стоит. В прошлом году был принят закон об основах внешней политики, где зафиксирован внеблоковый статус Украины. Это была инициатива президента Януковича, и он ее реализовал. Партнеры по НАТО знают, что Украина не будет подавать заявку на вступление в НАТО. Точно так же они знают, и в этом их заверило руководство государства, что Украина будет принимать участие во всех четырех операциях НАТО, как она это делала до сих пор, будет сотрудничать с НАТО в вопросах обмена опытом, реформирования вооруженных сил, других силовых структур, будет проводить совместные военные учения. В этим их заверил Янукович, и такая ситуация их устраивает.

Вопрос в другом – если мы зафиксировали внеблоковый статус, сказали «А», должны так же честно сказать себе и «Б»: если в деле обороны страны мы будем полагаться исключительно на собственную армию, не рассчитывая на союзников и на партнеров, то эта армия должна быть более многочисленной, чем сейчас, более технически оснащенной и должна как минимум в 3-5 раз больше финансироваться. Потому что одно дело, когда армия выполняет лишь часть функций и задач, а другую часть мы возлагаем на союзников и партнеров, и совсем другое дело, когда наша армия должна выполнять весь спектр функций и задач. Поэтому, к большому сожалению, я констатирую, что после формальной фиксации внеблокового статуса в законе последующие шаги Януковичем сделаны не были.  Вместо кардинального увеличения финансирования армии, вместо решительных действий по быстрому техническому ее переоснащению  продолжаются лишь словесные заклинания о внеблоковом статусе. А в это время армия деградирует с каждой неделей, с каждым днем.

 ^ Как Вы оцениваете протестные настроения в обществе?

Очень непростой вопрос, поскольку, с одной стороны, все социологи фиксируют достаточно высокий уровень готовности к протестным действиям, но в то же время акции протеста собирают всего несколько сот человек в областных центрах, максимум несколько тысяч в Киеве. 

В чем причина? Думаю, причина в разочаровании и неверии после бурных событий 2004 года, когда на улицы выходило более полумиллиона человек, но ожидания людей не оправдались. И это качнуло маятник разочарования в другую сторону.

Вторая причина – неуверенность в сегодняшнем, и тем более в завтрашнем дне. В отличие от 2004 года, когда рост экономики был примерно на уровне 12% в год, когда были рабочие места, когда не было такой инфляции и цены были достаточно стабильными, сейчас люди встревожены опасностью потери рабочего места, у кого оно еще есть, ростом цен на все и постоянно. Человек, который пребывает в таком состоянии, не может быть внутренне свободным и готовым к активным протестным действиям.

Третья причина – это страх. Поскольку власть действует достаточно жестко, она пресекает проведение акций протеста решениями судов под надуманными предлогами, она задействует  правоохранительные органы и привлекает к ответственности и организаторов, и участников акций. Это, безусловно, сдерживает людей.

Но умная власть должна ловить сигналы тревоги, когда они звучат еще тихо, на кухнях. А на кухнях, скажем прямо, во всех регионах власть поминают «незлым тихим словом», а то и матом. Во всех регионах люди недовольны властью – и в Чернигове, и в Харькове, и в Луцке, и в Донецке, и в Севастополе, и в Одессе, и в Луганске. И пока, кроме кнута, команда Януковича не предложила людям убедительной экономической политики, и они не почувствовали отдачи от этой политики. Трудно найти хотя бы один сектор общества, который был бы доволен. Пенсионеры недовольны – не выполнили обещанного в период выборов, недовольны предприниматели – принятый Налоговый кодекс лишь усилил давление на них. Недовольны бюджетники, которых сокращают,  они должны идти в центр занятости. Недовольны силовики – им никто не поднял зарплату. Пессимизм, неверие, разочарование – это тот фон,  на котором в любой момент из искры может  разгореться пламя. Когда это случится и по какому поводу – трудно сказать.

Для любых действий важно наличие лидеров. Как Вы оцениваете сегодняшнюю политическую оппозицию, насколько она способна к объединению? Насколько она способна предложить новые идеи? Возможно ли появление новой оппозиции?

Власть, которая постоянно демонстрирует силу, должна  сдерживаться сильным обществом с помощью общественных организаций;  сильной прессой, которая указывает власти на ошибки; и, безусловно, сильной оппозицией – и в парламенте, и за пределами парламента.

Есть у нас сейчас сильное гражданское общество? Наверное, еще нет, поскольку даже там, где массово нарушаются права работников, социальные стандарты, люди не проявляют активности в организации протестных действий. Очевидно, должно пройти время, чтобы люди поняли, что они могут, воздействуя на власть, добиваться результата. Хотя отдельные сигналы и позитивные результаты уже есть. Студенты не дали министру Табачнику ввести те условия, которые он собирался, отстояли свои права. Учителя собрались под Кабмином и добились обещанного 20%-ного повышения зарплаты. Предприниматели, прежде всего малого бизнеса, вышли на Майдан и добились смягчения ключевых позиций в Налоговом кодексе. Но пока эти акции по защите своих прав не являются массовыми, и власть их не очень боится.

Что касается прессы – здесь сложнее. Свобода слова – это не только право говорить, это еще и обязанность власти слышать. И когда журналисты проводят качественные расследования, подкрепляют их документально и указывают на факты коррупции в нынешней власти, а власть при этом не реагирует вообще, у журналистов опускаются руки.

Здесь должна быть профессиональная солидарность и объединительный процесс в самой прессе по отстаиванию своего права на свободу слова. Более активные действия, чем мы видели до сих пор.

Теперь что касается оппозиции. Она сейчас разъединена, тем более под давлением со стороны правоохранительных органов, – мы это видели с самых первых месяцев пребывания Януковича у власти, когда якобы под флагом борьбы с коррупцией развернули судебные процессы, отдельных представителей оппозиции арестовали. Я уверен, что это никакая не борьба с коррупцией, это избирательное применение закона против неугодных. Борьба с коррупцией была бы тогда, когда чиновника привлекли к ответственности за злоупотребление немедленно и независимо от того, какой партийный билет у него в кармане. А так – мы видим, что к ответственности привлекаются лишь высокие чиновники предыдущего правительства, а нынешнее продолжает оставаться в своих кабинетах, при том, что все больше в прессе публикуется материалов, подтверждающих, что уровень коррупции сейчас намного выше, чем был при предыдущем правительстве и президенте.

Можно сказать, что я как представитель оппозиции, как лидер одной из оппозиционных партий, необъективен. Но давайте почитаем материалы контрольных органов. Петр Андреев, руководитель главной финансовой инспекции страны, в своем интервью «Зеркалу недели Украины» четко пишет (это практически цитата): все коррупционные схемы остались от предыдущей властной команды, на них сели новые люди. Он пишет, что более 10% бюджетных средств разворовывается на тендерах, а это ни много ни мало более 30 млрд гривень.

Поэтому когда нынешнее правительство не привлекают к ответственности за злоупотребления – это избирательное применение закона, и прежде всего к представителям оппозиции. Поэтому оппозиция слаба.

С другой стороны, у оппозиции есть потребность в объединительных процессах. Могу сказать, что партия «Гражданская позиция», которую я возглавляю, приняла четкое решение и уполномочила меня на переговоры по объединению с другими оппозиционными силами. В течение нескольких месяцев я прилагал усилия, чтобы максимально координировать действия оппозиционных партий и вступать в объединительные процессы. До сих пор эта работа не дала видимого результата. Я думаю, что одним из ключевых факторов, который заставит оппозицию быстрее двигаться в направлении объединения, станет принятие Закона о выборах народных депутатов Украины,  в котором предлагается установить 5%-ный проходной барьер в Верховную Раду. Я думаю, что когда многие из небольших, немногочисленных политических партий поймут, что у них нет шанса быть представленными в парламенте и реализовать свои программные установки,  тогда они быстрее пойдут на объединительные процессы. Потому что если этого не произойдет, будет «Янукович forever», то есть он будет править и дальше, тогда как очевидно, что это правление ничего доброго стране не принесло, и все обещания предвыборной кампании зависли в воздухе, о них вообще забыли.

Давайте вспомним, в Одессе висели бигборды: «Учителя и медики получат статус госслужащих». Получили? Нет. Обещали пять лет каникул для малого бизнеса. Сделали? Нет, опять обман. После ратификации Харьковских соглашений прошлого года Янукович лично обещал, что цены на газ для населения повышаться не будут. Уже повысили на 50%, и в этом году еще на 50% повысят. Обман? Обман.

Это абсолютно объективные, а не эмоциональные оценки, и люди этот обман видят. Поэтому оппозиция должна объединиться, и должны появиться новые люди, которые покажут новое качество, альтернативу. Поскольку многие представители оппозиции уже имели возможность побывать во власти, но это пребывание тоже не было убедительным для людей.

 ^ Как Вы думаете, Тимошенко, Яценюк готовы сейчас объединяться с другими партиями?  

Я думаю, что лучше спросить у них. Тимошенко сейчас практически каждый день проводит в прокуратуре, и мне понятно ее состояние. Что касается Яценюка, думаю, что он должен понимать: если мы хотим сменить власть в стране, недостаточно тех 7-10% рейтинга, которые фиксируют социологи у «Фронта перемен», для того чтобы сменить власть. Сменить власть можно лишь на президентских выборах, поскольку после возврата Конституции 1996 года практически все полномочия сосредоточены в руках президента. И даже победа оппозиции на парламентских выборах не позволит проводить иную политику. Поэтому нужно формировать управленческую команду, которая смогла бы победить на президентских выборах и реализовать ту политику, которую она считает правильной.

 ^ А возможно ли создание единого фронта оппозиции на выборах парламентских, хотя бы в части недопущения фальсификаций?

Законопроект, который, я думаю, уже в июне будет внесен в парламент, по выборам народных депутатов Украины, имеет ряд существенных позитивных норм, как вывод из провальной кампании с фальсификациями на местных выборах. Там предусмотрены более широкие возможности для контроля за избирательным процессом, в том числе со стороны общественных организаций. Я думаю, что большинство оппозиционных сил будет заинтересовано в совместных действиях и обеспечит контроль за избирательным процессом. Я делаю акцент на слове «большинство». Почему? Потому что далеко не все оппозиционные партии, которые называют себя таковыми, ими являются. Часть из них заигрывает с Банковой, часть получает финансирование с Банковой, координирует свои шаги с Банковой, поэтому с такими будет сложнее договориться.

 ^ Как Вы оцениваете события 9 Мая во Львове?

События 9 Мая – это удар по стране. По ее стабильности, единству, международному имиджу. Это была провокация, которая на самом деле показала, насколько мы нецивилизованные, как отстали в своем развитии от европейцев. Посмотрите: бывшие враги в период Великой Отечественной (Второй мировой), немцы, японцы, – с ними мы уже помирились, нормально сотрудничаем, с ними у нас нет конфликтов, а у себя внутри страны мы продолжаем рвать друг другу волосы на голове. Это недопустимо. К большому сожалению, эта провокация изначально исходила из парламента, из ВР, когда представители большинства провели закон, обязывающий вывесить знамена бывшего Советского Союза на 9 Мая. Они сделали это, прекрасно зная, что в целом ряде областей Украины будет крайне негативная реакция. Зачем?

Второй вопрос: зачем возить ветеранов из одной области в другую, зачем провоцировать такие действия? Давайте будем уважать ветеранов. Самому молодому из них 85 лет. И когда уже после конфликтных событий 9 Мая губернатор Харьковской области Михаил Добкин обещает привезти во Львов, за тысячу километров от Харькова, харьковских ветеранов, по-другому, как провокация, такие заявления я не воспринимаю. Губернатор должен обеспечить уважение и нормальную жизнь ветеранам в своей области, а не втягиваться в конфликты.

СБУ, милиция могли и должны были воспрепятствовать этим провокативным действиям – что «Русского единства», что «Родины», которые поехали во Львов и устроили там провокацию. Они не обеспечили безопасности. Поэтому, я считаю, все должны извлечь урок из этих событий и не нагнетать их дальше – ни 22 июня, в день начала Великой Отечественной войны, ни в другие праздники. Нужно понять и принять, что мы должны двигаться вперед, а не зацикливаться на отдельных страницах нашей истории, какой бы она ни была. В истории любого государства, даже самого демократичного сегодня, были разные – и белые, и черные – страницы. Вспомним историю США: там было рабство, издевательства над рабами. Вспомним историю Франции: там были кровавые революции. Но люди извлекли уроки из исторических событий, которые происходили 100-200 лет назад, и движутся вперед, а не пытаются идти вперед с повернутой назад головой.

Поэтому давайте дадим возможность тем людям, которые в сложные, бурные годы Второй мировой войны оказались по разные стороны баррикад и каждый по-своему боролся за Украину, – давайте дадим им спокойно прожить отмерянные Богом годы и не будоражить страну дальше. Никто из нас – ни вы, ни я – не знает, как бы мы себя повели, оказавшись в 39-м, 40-х годах, например, на Волыни или в Буковине.

В Советском Союзе больше говорили о Великой Отечественной войне, которая началась 22 июня 1941 года, но была ведь и Вторая мировая, которая началась 1 сентября 1939 года. А почему не говорили? Потому что в 39 году Сталин и Гитлер вместе напали на Польшу и разделили ее. И был парад победы в Бресте, о котором советские люди не знали, и на этом параде на трибуне стояли вместе фашистский генерал Гудериан, который позже воевал против Советского Союза, и украинский генерал, вернее, комбриг (тогда не было генеральских званий) Кривошеев, и в парадных колоннах шли друг за другом солдаты Красной Армии и фашистские солдаты. И 39-й и последующие годы принесли на Западную Украину много крови, слез и горя. Нужно уважать чувства этих людей, которые оказались жертвами истории в тот момент, а не просто это все перечеркивать. Поэтому вынести из истории уроки и двигаться дальше – мирно, спокойно и стабильно. Такова  моя позиция.

 ^ Ваше мнение об энергетической безопасности Украины? Как Вы относитесь к возможностям альтернативной энергетики и к созданию в Украине законченного ядерного цикла?

Мы как страна недооцениваем свои возможности. Мы постоянно слышим «плач Ярославны», как нам тяжело, как нам плохо, как сильно мы зависим от российского природного газа, мы слышим об этих переговорах, скандалах, контрактах, формулах цены… На самом деле мы должны сказать себе правду: проблемы Украины в сфере экономики, энергетики – не оттого, что у нас мало энергетических ресурсов, а оттого, что у нас их избыток. Если мы честно, по-хозяйски оценим наши энергетические ресурсы и сравним их с ресурсами многих других европейских государств, то увидим, что Украина имеет огромные конкурентные преимущества, которые она до сих пор не использовала.

Давайте посмотрим, что у нас есть. У нас есть природный газ собственной добычи – примерно 20,5 млрд кубов ежегодно, чего нет в большинстве европейских государств. Далее, у нас есть запасы газа на морском шельфе, которые можно разработать и добывать. Чего опять-таки нет в большинстве европейских государств. Третье: у нас есть огромные запасы сланцевого газа – зарубежные эксперты их оценивают примерно как на 150 лет покрытия потребностей Украины. И мы должны его добывать. Четвертое: у нас есть стратегическая газотранспортная магистраль. И за транзит российского газа в Европу мы получаем дополнительные энергоносители. Еще в 2005 году мы получали примерно 28 млрд кубов газа только за транзит. Сейчас – примерно в три раза меньше, но все же получаем. Далее, Украина имеет уникальные подземные хранилища газа, которых нет в большинстве других европейских государств, и они крайне необходимы Газпрому, чтобы сбалансировать транзит газа в Европу. Следующий фактор: Украина имеет запасы угля более чем на 400 лет. Украина имеет мощные реки и мощную гидроэнергетику, которой нет в большинстве стран Европы. Украина имеет самые мощные атомные энергоблоки по сравнению с другими европейскими государствами, а также тепловые станции, которые не загружены. Украина имеет практически не используемый до сих пор потенциал возобновляемой энергии: биотопливо, ветряная, морская, солнечная, другие виды энергии.

Но самое главное: на производство любой единицы продукции Украина тратит в 3-4-5, а то и в 6 раз больше энергии, чем любая страна Евросоюза! Поэтому мы имеем огромный потенциал энергосбережения, экономии энергии. Если всем этим грамотно распорядиться и обеспечить целенаправленную политику, во-первых, энергосбережения, во-вторых – уменьшения потребления газа за счет увеличения потребления других источников энергии, то мой вывод: российский газ, импортный газ Украине не нужен вообще. Украина, проработав три, максимум пять лет эффективно в сфере энергосбережения, способна отказаться от импортного газа и обеспечить самостоятельную экономическую и энергетическую политику. Вот чем мы должны заниматься, и вот какова должна быть реформа №1, инициированная президентом страны.

 
  1   2   3   4



Похожие:

Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily iconТрое в лодке, не считая Яценюка
Арсения Яценюка, «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко, «Собор» Анатолия Матвиенко и «Европейская партия» Николая Катеринчука начали...
Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily iconGenre: Daily mainstream news. Daily background news

Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily iconИнтервью нбн. Часть вторая
Нет. Меня удивляет то, что сми как-то обходят арест экс-главы таможенной службы Украины – Анатолия Макаренко и экс-первого замминистра...
Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily iconИнтервью нбн. Часть вторая
Нет. Меня удивляет то, что сми как-то обходят арест экс-главы таможенной службы Украины – Анатолия Макаренко и экс-первого замминистра...
Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily iconГриценко: Украине нужны не 200 партий, а несколько крупных и конструктивных политических объединений «Я готов сотрудничать с теми, кто готов представить альтернативу действующей власти, отбросив личные эгоистические амбиции»
«Я готов сотрудничать с теми, кто готов представить альтернативу действующей власти, отбросив личные эгоистические амбиции», заявил...
Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily iconГриценко: Діти високопосадовців стають мільярдерами за рахунок влади, яка є бізнесом для їхніх батьків Анатолій Гриценко, лідер партії «Громадянська позиція»
Анатолій Гриценко, лідер партії «Громадянська позиція» в ефірі «Шустер Live» заявив, що не вірить деклараціям президента про боротьбу...
Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily iconГриценко: опк – це інженерний інтелект нації
Без відновлення оборонно-промислового комплексу слово «інженер» зникне з українських словників. Про це попереджає Анатолій Гриценко,...
Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily iconАнатолий Гриценко: «В день выборов власть полностью зависит от людей»
В минувшие выходные Одессу посетил председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны,...
Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily iconГриценко звинувачує владу у політичному шулерстві
«Громадянська позиція», голова Комітету вр з питань нацбезпеки та оборони Анатолій Гриценко. В інтерв’ю уніан він коментує законопроект...
Интервью Анатолия Гриценко Оdessa Daily iconИнтервью для журнала "psychology today" взятое Сэмом Кином (1976)
Интервью Кита Томпсона с Карлосом Кастанедой для журнала "New Age" (Март Апрель 1994)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©gua.convdocs.org 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов