Е. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе icon

Е. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе



НазваниеЕ. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе
Дата конвертации13.11.2012
Размер154.15 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>





Е.Н. Черноземова


Учительская молитва и молитва об учителе

(Через полвека после похорон)


Человечество страдает хронической потерей памяти

Габриэлла Мистраль


Повторить публикацию о Габриэле Мистраль, подготовленную десять лет назад для издательства «Просвещение», меня подвигло выступление замечательного учителя из г. Артемовска, пораженного силой и точностью слова чилийской поэтессы, выраженной в «Учительской молитве». Слова молитвы, вылившейся из сердца чилийской поэтессы, прозвучали в докладе с кафедры в ходе конференции в Симферополе, но сказать что-либо более конкретное об авторе вдохновенных и завораживающих строк, не представлялось возможным, поскольку сведения о жизни и творчестве Г. Мистраль, запечатленные в публикациях 50-60 годов ХХ века, как и переиздание стихотворений 1999 года, оказались труднодоступными. И сам «Биобиблиографический словарь: Зарубежные писатели», выпущенный в 1997 году издательством «Просвещение» для учителей и учащихся средних школ, включивший статью о Мистраль, по-видимому, дошел вовсе не до всех адресатов. Составители словаря, заказавшие статью, сами знали о чилийской поэтессе немного и дали задание написать о ней как бы «в нагрузку» к статьям о гораздо более узнаваемых и, казалось бы, значимых Бернарде Шоу, Олдосе Хаксли, Оскаре Уайльде. В ходе работы над материалом я открыла для себя личность Габриэлы Мистраль, которая поразила меня силой духа, мужеством, устремленностью и способностью ко всепобеждающей Любви. Удивительной оказалось ее влияние на нобелевского лауреата в области литературы 1971 года из Чили Пабло Неруду (1904-1973). Мне очень хочется, чтобы о судьбе учительницы из Чили, пережившей глубокую личную драму и ставшей лауреатом Нобелевской премии, узнало как можно больше учителей, тех, кому бывает трудно и горько оттого, что плоды их благородного труда видны далеко не сразу, прорастание «доброго и вечного» идет медленно. Но именно без их каждодневных не видимых миром подвигов и усилий не сможет на земле состояться самое важное – становление Человека.




Габриэлла Мистраль – псевдоним Люсилы Годой Алькайяги (1889 – 1957, ее полное имя Лусила де Мариа дель Перпетуо Сокорро Годой Алькайяга), чилийской поэтессы, лауреата Нобелевской премии 1945 года, которая была ей вручена «за поэзию истинного чувства, сделавшую её имя символом идеалистического устремления для всей Латинской Америки». Словом «мистраль» в испанском языке, на котором писала Габриэла, обозначается сильный и холодный северо-западный ветер. Слово подходило для выражения сильных и живых чувств, которые подвигли молодую поэтессу взяться за перо под впечатлением от личной трагедии: самоубийства жениха, обстоятельства и мотивы которого остались невыясненными. В своем поэтическом дебюте «Сонетах о смерти», сразу же удостоенных премии литературного конкурса в Сантьяго 1914 года, Мистраль находила примирение с жизнью в мысли о том, что память о любимом будет принадлежать только ей. Возможно, что в качестве поэтического псевдонима, предрекающего удачу, ей была избрана фамилия провансальского поэта Нобелевской премии 1904 года Фредерика Мистраля (1830–1914), поэзия которого была построена на песнях, балладах, сказаниях, поверьях и обычаях юга Франции.

Дочь школьного учителя и учитель по призванию, Люсила вынуждена была начать работать в школе с 16 лет и по вечерам давать уроки для взрослых. Впоследствии она возглавляла лицеи в различных городах страны. О быте и облике чилийской провинциальной школы тех лет мы узнаем из воспоминаний Пабло Неруды, так же лауреата Нобелевской премии, который еще мальчиком общался с директрисой женской гимназии Габриэлой Мистраль. Лицей тех лет – это «просторный домина с нескладными классами и мрачными подвалами. Сверху из окон школы весной видна была река Каутин, красиво извивавшаяся меж поросших дикими яблонями берегов». Учить приходилось детей первых поселенцев, которые вовсе не тянулись к книжной мудрости, убегали из школы к реке и шлепали босиком по холодной воде, устраивали сражения желудями, которыми по дороге в школу набивали полные карманы. И именно их Габриэла научила видеть красоту своей родной земли, «единственным незабываемым действующим лицом которой был ливень. Великий ливень южный широт» и сменяющее его желтое и палящее лето, чувствовать близость океана, «ярость великого моря, снежные волны которого как пульс вселенной». Научила удивляться прелести заброшенных садов, где росли одни маки, вытеснившие все остальное, и делать закладки в книгах маковыми лепестками красного шелка.

Габриэла с необыкновенной ответственностью относилась к своим учительским обязанностям и миссии учительства.

Размышления о своей миссии она запечатлела в учительской молитве:


Господь! Ты, учивший нас, прости, что я учу; что ношу звание учителя, которое ты носил на земле (…) Вырви из моей души нечистую жажду возмездия, которая все еще смущает меня, мелочное желание протеста, которое возникает во мне, когда меня ранят. Пусть не печалит меня невнимание и не огорчает забвение тех, кого я учила (…) Дай мне простоту и дай мне глубину; избавь мой ежедневный урок от сложности и пустоты (…) Дай мне оторвать глаза от ран на собственной груди, когда я вхожу в школу по утрам. Пусть рука моя будет легкой, когда я наказываю, чтобы знать, что я делаю это любя. Сделай так, чтобы мою кирпичную школу я превратила в школу духа. Пусть порыв моего энтузиазма, как пламя, согреет ее бедные классы, ее пустые коридоры. И, наконец, напоминай мне с бледного полотна Веласкеса, что упорно учить и учить на земле – это значит прийти к последнему дню с израненной грудью, пылающей от любви.

(Пер. О. Савич)


«Жажда возмездия», «желание протеста», «раны в груди» возникли после публикации цикла стихотворений, посвященных сыну. По оценке Неруды, Габриэла «написала их прозой – чистой, отточенной, искрометной, той прозой, которая была самой проникновенной поэзией. В этих стихах она, незамужняя женщина, говорила о беременности, о родах, о материнской заботе. И вот по городу поползли какие-то смутные слухи, что-то нелепое, наивно грубое». Габриэла была оскорблена и уехала из города. В эти годы это была «высокая синьора, которая носила длинные платья и туфли на низком каблуке». Неруда писал: «Я видел, как она проходит по улицам городка в своих длинных одеждах, и побаивался ее. Но когда меня однажды привели к ней, я понял, что она добрая и милая. На ее смуглом лице, подобном прекрасному арауканскому1 сосуду, на которое наложила свою печать индейская кровь, сверкали зубы белейшей белизны, когда она широко и ласково улыбалась, и тогда в комнате становилось светлее. Я был слишком молод, чтобы стать ее другом, и чересчур робок и замкнут. Я видел ее всего несколько раз. Но этого было вполне достаточно. Я каждый раз уносил с собой подаренные ею книги. Это всегда были книги русских писателей, которых она считала самым замечательным явлением в мировой литературе. Я могу смело сказать, что Габриэла приобщила меня к серьезному и обнажающему видению мира, которое свойственно русским писателям, и что Толстой, Достоевский, Чехов стали самым моим глубоким пристрастием».

Габриэла не придавала особого значения своим стихам, не хранила записей, не собирала публикаций, раздавала рукописи всем желающим. С сомнением относилась к тому, что нужно широко тиражировать и обнародовать свои скорбные мысли. Во многом только поэтому с большим перерывом после первых публикаций появился сборник «Отчаяние», изданный институтом испаноязычных литератур в Нью-Йорке.

Ее учительская деятельность была замечена и ознаменована приглашением чилийским правительством принять участие в образовательной реформе. После работы на правительственном уровне Габриэллу направляют консулом в Италию, затем в Испанию, Португалию, Бразилию. Ей приходится принимать участие в работе ООН, посетить Францию, встречаться с Роменом Ролланом, Анри Барбюсом, Максимом Горьким, побывать в США и странах Латинской Америки.

Стихи Мистраль соединяют образы мировой литературы и образы латиноамериканского фольклора. Ей, потерявшей любимого, близким и понятным оказалось верное ожидание, надежны и опасения Сольвейг, запечатленные в цикле стихотворений «Песни Сольвейг». Мотивами и образами фольклора Латинской Америки наполнен сборник «Тала» (1938). В цикл «Америка», входят стихотворения о красоте и богатстве родной земли «Гимн тропическому солнцу», «Земля Чили», «Вулкан Осорно», «Водопад на Лахе», «Пейзаж Патагонии», «Мексиканская сосна», «Хоровод вокруг эквадорской сейбы», «Аргентинский хоровод», «Кубинский хоровод», «Уругвайская пшеница». В ее стихах отразился своеобразный латиноамериканский анимализм: в них солнце – белый фазан, оно из рода тигров и людей, золотая гончая и огненный маис; водопад – прыжки обезьян серебристых; ветер – язык голодной гончей, лижет ветви сосен; ветви сейбы2, как двадцать змей, поднимающих в небо крышу.

Мистраль умет передать необычную силу и упорство, которыми обладает все живое на земле. Она видит взаимосвязи всего сущего и пишет о том, что человек привязан к Земле, как пуповиной к чреву матери.

Когда Неруду лишили Чилийского гражданства, Мистраль была консулом в Рапалло и приняла его у себя, на все официальные протесты заявляя, что ее двери будут открыты перед любым чилийцем, в них постучавшимся. Так она стала участницей великой кампании по спасению Неруды, в которой приняли участие Пабло Пикассо, Луис Арагон, Поль Элюар, улаживавшие дела с его документами, когда он прибыл в Париж под именем известного гватемальского поэта Мигеля Анхеля Астуриаса.

Гражданской смелостью и обостренным чувством правды наполнены размышления Мистраль над природой слова и тайной его силы. Статья «Проклятое слово» (1950) раскрывает, каким страшным для политиканов может быть слово «мир». Поэтесса призывала собратьев по перу быть неустрашимыми, не бояться обвинений в пацифизме и отсутствии любви к родине: «Человечество страдает хронической потерей памяти. Работать и творить можно только в дни мира, это азбучная истина. Они хотят сделать людей немыми и поэтому впадающими в отчаяние. День и ночь работает тайная организация удушения (…) и тот, кто пишет книги, должен издавать их втайне, как нечто постыдное, если его книги не служат для развлечения тех, кто оглупляет других, если он противится неслыханной бойне. Война – «пароль и отзыв» патриотизма. «Мир мой да будет с вами» – слова Христа, чаще всего повторяющиеся в Священном писании, повторяющиеся с настойчивой одержимостью. Есть слова, которые тем громче, чем больше их заглушают, громче именно благодаря гонению и удушению». Мистраль призывает писателей обладать мужеством и обращать слово в действенное убеждение. Она говорит о высокой миссии поэта чувствовать все взаимосвязи мира и рождать правдивое слово, которое появляется на свет так же трудно, в таких же муках, как и новая человеческая жизнь. Ее поражает сделанное в процессе творчества наблюдение: обычный человек, который мог быть неправдивым в повседневной жизни, начав творить и почувствовав призвание, становится неспособным ко лжи.

Рождение высокого слова, так же как рождение новой жизни, показывает Мистраль, возникает из погруженности в жизнь, оно вбирает в себя все ее проявления и обогащает собой жизнь. Найти и сказать нужное слово помогает поэту взгляд внутрь себя:


Верую в сердце свое, что песню слагая,

Кажется в жизнь, как в целебный бассейн, погруженным;

Раны омыв, из бассейна выходит

Оно возрожденным.


В января 1957 года Мистраль умерла, находясь в Америке. В Чили она была удостоена национальных похорон, участие в которых приняли министры, генералы, послы. Присутствующему на похоронах Неруде выступить не было разрешено. Пафос непроизнесенной речи слышен в главе о Габриэле Мистраль в книге П. Неруды «Признаюсь: я жил» (1974): «Никто не забудет твоих строк о босоногой детворе. Никто не забыл твоего «Проклятого слова». Ты всегда защищала мир. За это и за многое другое мы любим тебя (…) И мне подобает встретить тебя добрым словом – правдивым, цветущим и суровым, созвучным твоему величию и нашей нерасторжимой дружбе (…) Мне выпало разделить с тобой ту суть и ту правду, что обретут уважения благодаря нашему голосу и нашим делам. Пусть покоится твое чудесное сердце, пусть оно живет, сражается, творит и поет на земле нашей родины, отрезанной от мира Андами и океаном. Я целую твой благородный лоб и склоняюсь перед твоей необъятной поэзией…

Так какой же ценный металл, какое вещество плавились в печи ее творчества? Из каких тайн слагалась ее вечно скорбящая поэзия? Я не стану доискиваться ответа, да и уверен, что не нашел бы его, а если б нашел, то не сказал бы об этом».

Представлявший русский авангард в музыке Эдисон Денисов (1929–1996) создал на стихи Г. Мистраль кантату ^ Солнце инков (1964), написанную в свободно трактованной 12-тоновой технике


Литература:


Мистраль Г. Лирика. М., 1963.

Мистраль Г. Избранное. М: Рудомино, 1999.

Неруда П. Предисловие к стихам Г. Мистраль // Иностранная литература. 1958. N 1.

Неруда П. Признаюсь: я жил. Воспоминания. М., 1978.

Осповат Л. Поэзия Габриэлы Мистраль. Новый мир. 1960. N. 3.

Савич О. Габриэла Мистраль // Мистраль Г. Лирика. М., 1963.


Г. Мистраль


Пытка


Уж двадцать лет, как в грудь мою вложили –

ее рассек кинжал – огромный стих, встающий, словно в море

девятый вал.


Я покорилась, но его величье

меня лишает сна. Устами жалкими, что лгали прежде,

я петь должна?


Слова людей и немощны и смертны,

нет жара в них, как в языках его огня и в искрах

его живых.


Кормясь моею кровью, как ребенок,

он всю меня связал, но ни один ребенок столько крови

у женщины не взял.


Ужасный дар! От этой пытки впору

всю ночь кричать! О, пощади, вонзивший стих мне в сердце, -

позволь молчать!


Перевод О. Савича


Кредо


Верую в сердце мое, в эту ветку душистую, -

Дышит Господь на нее и колышет в тени,

Жизнь наполняет дыханьем любви, и становятся

Благословенными дни.


Верую в сердце мое, ничего не просящее,

Ибо в мечтанье причастно оно высоте,

И обнимает властительно все мирозданье

В этой высокой мечте.


Верую в сердце мое, что в глубины господние

Раны свои погружает, слагая напев,

Чтоб, как дитя из купели живительной, заново

Выйти, для счастья прозрев.


Верую в сердце мое, наделенное трепетом, --

Ведь вразумил его Тот, кто волнует моря,

Вот и живет оно первоначальною музыкой,

Ритмы прибоя творя.


Верую в сердце мое, что рукой нещадящею

Я выжимаю на холст бытия, чтобы он,

Красками крови окрашенный, был в одеяние

Огненное превращен.


Верую в сердце мое, что любовью посеяно, --

На борозде бесконечно взошло, как зерно.

Верую в сердце мое: хоть всегда изливается,

Но не пустует оно.


Верую в сердце мое, что не будет источено

Жадным червем, ибо смерти затупится суть.

Верую в сердце мое, ничего не таящее,

В сердце, склоненное грозному богу на грудь.


Перевод И.Лиснянской


Мои книги


Жильцы дубовых полок, безмолвны ваши страсти,

как вы красноречивы, хотя молчите глухо,

хранительницы смысла, целительницы духа,

исполненные скорби, дарующие счастье!


Под тяжестью вседневной согбенная устало,

я с наступленьем ночи сумею распрямиться:

поглажу переплеты и угадаю лица,

и мне кивнут с улыбкой все те, кого не стало.


Кипят псалмы Давида разливом жаркой лавы,

и в огненную бездну я сердце окунаю,

о Библия, едва ли найдется даль иная,

чьи вечные просторы настолько величавы!


Ты лучших в этом мире своим вином вспоила.

Несокрушимый стержень и твердая основа.

Когда я повторяю твое святое слово -

ко мне опять приходят спокойствие и сила.


Бессмертный Флорентиец3 был первым человеком,

разбередившем сердце своим протяжным стоном -

во мне его дыханье, как в тростнике зеленом,

и я плыву доныне по алым адским рекам.


Идя сквозь дым и пламя, томясь по розам сада,

с гортанью пересохшей, безумная от жажды,

на цветники Ассизи4 я набрела однажды,

и освежила губы нездешняя прохлада.


К Франциску из Ассизи меня вела дорога,

он вышел мне навстречу, бесплотный, как туманы,

целуя чаши лилий, гноящиеся раны,

в любом явленьи Божьем целуя имя Бога.


Мистраль, певец Прованса! Я помню и поныне

земли разверстой комья, пьянящий запах пашен.

Взгляд девочки влюбленной беспомощно-бесстрашен

и суждено ей сгинуть в обугленной пустыне.


И ты, Амадо Нерво5, сладчайший голос горлиц,

из выжженного сердца невынутое жало.

Цепочка гор далеких ломалась и дрожала,

когда я вдаль глядела, от строчек не опомнясь.


О доблесть книг старинных, о ветхая бумага,

ты не сдаешься тленью, чтоб утолять печали.

Иов, как прежде, страждет, и безответны дали,

и жив Фома Кемпийский6, и горечь, и отвага!


Как Иисус, свершая свой крестный путь с любовью,

вы раны отирали стихом, и ваши лики

на книгах проступили, и платом Вероники7

глядит творенье – роза, запекшаяся кровью!


Целую ваши губы, ушедшие поэты!

Вы стали горстью пыли, но остаетесь рядом,

спеша меня ободрить и голосом, и взглядом,

и вечным кругом лампы мы в сумраке согреты.


О мертвые, вы с нами во славе бестелесной!

Прильну во мраке ночи к распахнутым страницам –

к глазам неутоленным, сожженным страстью лицам,

скипевшимся во прахе, в земле глухой и тесной.


Перевод Н.Ванханен


Грустный Бог


Под ветхий шорох осени-калеки,

где дряхлость рощ прикрыта желтизною,

я подымаю горестные веки,

и мой Господь встает перед мною.


Глухих часов медлительные слезы,

кармин листвы и золото заката.

Осенний Бог забыл псалмы и грозы,

в его глазах смятенье и утрата.


И мнится мне, что Тот, в огне и громе,

воспетый слепо, с опьяненьем страсти,

едва ли есть; да есть ли кто-то, кроме

того, кто сам нуждается в участьи!


Поблекли щеки, руки ослабели,

а в сердце – рощей стонет непогода,

туманный взгляд не достигает цели,

и нас Ему не видно с небосвода.


И я из человеческого ада

иду к Нему с молитвой небывалой:

– Верь, Отче наш, нам ничего не надо,

наш всемогущий, хрупкий и усталый!

Перевод Н.Ванханен


Безмолвная любовь


Ненавидеть бы тебя, подобно зверю,

чтобы ненависть в лицо швырнуть при встрече!

Но люблю я и любовь свою не вверю

ненадежной человечьей темной речи.


Ты хотел бы, чтоб признанье стало стоном,

чтобы пламени и бездны клокотанье,

а оно своим теченьем потаенным

выжгло русло -- и ни сердца, ни гортани.


Я -- молчание соленого лимана,

а кажусь фонтанной струйкой безголосой.

Немота моя страшна и окаянна,

но всесильней безъязыкой и курносой!

Перевод Н.Ванханен


Спокойные слова


Открылась посреди пути земного

Мне истина, как чашечка цветка:

Жизнь – это сладость хлеба золотого,

Любовь – долга, а злоба – коротка.


Заменим стих язвительный и вздорный

Стихом веселым, радующим слух.

Божественны фиалки... Ветер горный

В долину к нам несет медовый дух.


Не только тот, кто молится, мне дорог, –

Теперь и тот мне дорог, кто поет.

Тяжка и жажда, и дорога в гору,

Но ирис нежный – все-таки влечет.


У нас глаза в слезах, но вот речонка

Блеснет, – и улыбаемся опять.

Залюбовавшись жаворонком звонким,

Забудем вдруг, как трудно умирать.


Спокойна плоть моя, – ушло смятенье,

Пришла любовь, – и нет былых тревог.

И материнский взор – мне в утешенье,

И тихий сон мне уготовит Бог.

Перевод И.Лиснянской


Миндальное дерево


Я подстригаю маленький миндаль

рукою чистой и неуязвимой;

вот так касаются щеки любимой,

когда глаза глядят, не видя, вдаль;


вот так рождается мой точный стих,

в котором кровь живую оставляю;

так сердце я раскрыться заставляю,

чтоб билась кровь весны в словах моих.


Биенье веткам грудь передает;

миндаль впервые в жизни узнает

чужое сердце, как резец и лиру.


Вы, полюбив, меня теряли вдруг,

и в дереве живущий сердца стук -

единственное, что даю я миру.

Перевод О.Савича

1 Арауканы – самоназвание народа мапуче, составляющего основную массу индейского населения Чили. По оценке на 1961 год численность составляла св. 300 тыс. чел.


2 Небольшое дерево, произрастающее в районах Мексики с длительным засушливым периодом, на корнях образующее вздутия диаметром до 30 см, в период дождей в их губчатой сердцевине накапливается влага, расходуемая затем во время засухи.


3 Данте Алигьери (1265-- 1321), уроженец Флоренции, тосковавший в изгнании о родном городе.

4 Ассизи (Assisi; лат. Азизиум, Asisium – город в Италии, в области Умбрия итальянской провинции Перуджии. Родина и гробница Св. Франциска – основателя ордена нищенствующих монахов, по его имени получивших название францисканцев. Цветники Ассизи – сборник «Цветочки», в котором собраны рассказы о деяниях Св. Франциска.


5 Амадо Нерво (1870--1919) - мексиканский поэт, воспевающей загадочное, мистическое, таинственное. Автор сборников 25 «Исход и подорожные цветы», «Героическая лира», 1902, «Внутренние сады», 1905, «Вполголоса», 1909, «Безмятежность», 1914, «Возвышенность», 1917, «Полнота чувств», 1918, «Пруд лотосов», 1919.), романов и рассказов.

6 Фома Кемпийский, Томас Кемпис (1379 – 1471) –нидерландский мистик-богослов, монах и священник, духовный воспитатель. Автор религиозных и дидактических трактатов, предполагаемый автор труда "Подражание Христу", который исследователи нередко называют "Кемпис". Родился ок. 1380 года в городе Кемпен близ Дюссельдорфа.

7 По церковному Преданию во время Крестного Пути Господа праведная женщина по имени Вероника протянула Ему плат, чтобы Он отер Свое Лицо от пота и крови. На плате отпечатался Лик Господа. Он долгое время хранился в Риме, с XVI века хранится в городе Маноппелло в центральной Италии, в области Абруццо.



Похожие:

Е. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе iconСценарій виховного заходу Епіграф Просіть і дасться вам, шукайте і знайдете, стукайте і
Що таке молитва? Молитва це спілкування людини з Богом. Молитвою йому приносимо славу, любов, вдячність
Е. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе iconЧи змінює молитва що-небудь у житті?
Що є метою християнського життя? Побожність, народжена покорою Христу. Покора відкриває скарби християнського життя. Молитва ж пробуджує...
Е. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе iconМолитва всем святым и бесплотным небесным силам
Преподобный Ефрем Сирин — учитель пока­яния. Он всегда учил, что главный двигатель христианской жизни — покаяние. Его пока­янная...
Е. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе iconЦерковна громада українців у м. К’яварі Служба Божа місяць березень 2011 Кожної Середи та Неділі є молитва «Матерів у молитві» о 14.
Кожної Середи та Неділі є молитва «Матерів у молитві» о 14. 30. Молімось за наших дітей разом
Е. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе icon27. 0 2012 Вступительная и заключительная молитва wccm
Отца. Мы молимся непрестанно только потому, что Он сам молится в нас непрестанно своим сосредоточенным сознанием. Слово-молитва просто...
Е. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе iconЦерковна громада українців у м. К’яварі Служба Божа місяць лютий 2011 Кожного четверга та Неділі є спільна молитва у церкві «Матерів у молитві»
Кожного четверга та Неділі є спільна молитва у церкві «Матерів у молитві» о 14. 30. Молімось за наших дітей разом
Е. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе icon06. 11. 2012 Вступительная и заключительная молитва wccm
Иисусу, наша открытость Ему и способность видеть Его во всем и во всех. Не только в себе самих – вначале в наименьшей степени в себе...
Е. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе iconТанець як молитва? В братіславі І в Трнаві пройшов танцювальний виступ священика-єзуїта Саю Джордж під назвою „Танець як молитва”
Тольською та християнською традицією? Чи веде це священиків, монахів, монахинь до правдивого навернення і наслідування Христа? Чи...
Е. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе iconЦерковна громада українців у м. К’яварі Служба Божа місяці: Липень-Серпень Кожного четверга та неділі у цьому храмі є спільна молитва групи «Матері у молитві»
Кожного четверга та неділі у цьому храмі є спільна молитва групи «Матері у молитві» о 14. 30. Молімось за наших дітей разом
Е. Н. Черноземова Учительская молитва и молитва об учителе iconЦерковна громада українців у м. К’яварі Служба Божа місяць Квітень 2011 Кожного четверга та Неділі є спільна молитва у цьому храмі молитовної групи «Матері у молитві»
Кожного четверга та Неділі є спільна молитва у цьому храмі молитовної групи «Матері у молитві» о 14. 30. Молімось за наших дітей...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©gua.convdocs.org 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов