Документы «демократических централистов» (20-е гг.) icon

Документы «демократических централистов» (20-е гг.)



НазваниеДокументы «демократических централистов» (20-е гг.)
страница9/29
Дата конвертации21.04.2013
Размер6.01 Mb.
ТипДокументы
скачать >>>
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   29
22


Секретный Отдел ЦК ВКП(б)

5 дек[абря] 1927

Вх. № 7097

^ Заявление передать в комиссию съезда об оппозиции и раздать по делегациям съезда.

А. И. Рыков

XV-му СЪЕЗДУ ВКП(б).

XV-й съезд будет подводить итоги той ожесточенной внутрипартийной борьбе, в ходе которой ЦК, не дожидаясь съезда, уже начал раскол, сотнями исключая из партии тех, кто не согласен с его оппортунистической политикой.

В ряде наших документов - в платформе 15-ти, обращении к октябрьскому пленуму ЦК и ко всем членам партии, в контр-тезисах о перспективном плане промышленности и о работе в деревне - мы дали критику политики ЦК и в противоположность ей свою линию и свои конкретные предложения. Все последующие события целиком подтвердили правильность нашей критики.

Мы говорили, что темп развертывания промышленности недостаточен, что он отстает от потребностей народного хозяйства. ЦК оспаривал это. А на деле оказалось, что промышленность не только не поглощает нового притока рабочей силы, но даже по ряду отраслей производит теперь сокращение рабочих. Безработица угрожающе растет. Товарный голод все обостряется. Дошло дело до того, что «недостаток, а местами и полное отсутствие встречного предложения промтоваров», как констатирует Госплан в конъюнктурном обзоре за октябрь 1827 г. («Эк[ономическая] Жизнь», № 274) привел прямо-таки к катастрофическому падению хлебозаготовок: за октябрь они составили только 2/3 заготовок соответствующего месяца прошлого года, а за 1-ую половину ноября - меньше половины прошлогодних.

Мы указывали на нелепость той политики цен, которую ведет ЦК и которую он неизвестно на каком основании называет политикой снижения цен. Мы говорили, что на деле эта политика есть политика повышения цен и ведет только к уменьшению промышленного накопления, обострению товарного голода, разбуханию торгового аппарата и наживе спекулянтов. Теперь действительно оказывается, что цены не падают, а растут, и что даже в Москве при снижении отпускных цен за один октябрь «на частном рынке цены мануфактуры повысились на 5,7 %, обуви - на 10,6 % и металлов - на 4,8 %» (см. тот же конъюнктурный обзор).

Мы указывали на ухудшение условий труда рабочего, на то, что заработная плата уже два года стоит почти на одном уровне, в то время как нагрузка на рабочего (интенсивность труда) все увеличивается. Теперь рабочих текстильной промышленности переводят с 3-х станков на 4, а реальная заработная плата после некоторого повышения в период апрель-сентябрь в октябре, согласно тому же конъюнктурному обзору Госплана, вновь падает на 2 %. В то же время в письме по перезаключению колдоговоров ВЦСПС дает директиву об «освобождении хозорганов от несвойственных им расходов без значительного ухудшения в бытовых условиях рабочего», т. е. прямо соглашается на ухудшение, лишь бы оно не было «значительным».

Мы говорили, что политика задержки роста заработной платы рабочего и неправильная жилищная политика неизбежно ведет к ухудшению и без того невозможно плохих жилищных условий рабочего. Теперь, по 5-летнему плану жилищного строительства, составленному Госпалном, выходит, что жилплощадь на одного человека в течение 5 лет уменьшится с 11,31 кв. арш[ина] в 1925-26 г. до 10,71 кв. арш[ина] в 1930-31 г, в то время как минимальной санитарной нормой считается 16 кв. арш[ина].

Мы говорили, что введение водки всего больше бьет по рабочему. Мы требовали «немедленно начать сокращать выпуск водки, особенно в городе, с таким расчетом, чтобы в течение 2-х лет прекратить его совершенно». ЦК утверждал, что водка только «вытесняет самогон». А на деле оказывается, что со времени выпуска 40-[градусной] водки с 1924 по 1926 г. число алкоголиков в Москве (среди которых 85-90 % составляют рабочие и члены их семейств) выросло вчетверо, вчетверо же увеличилось и число смертных случаев от алкоголизма, а число задержанных в Ленинграде в пьяном виде увеличилось в 9 раз (см. ст[атью] Дейчмана в «Большевике», № 19-20). Несмотря на это, в перспективном плане наиболее быстрый рост предусмотрен для производства водки - почти в три раза за 5 лет.

Мы требовали немедленного повышения заработной платы сравнительно с довоенной на столько же, насколько интенсивность труда рабочего сейчас превышает довоенную интенсивность. Мы требовали усиления участия рабочих масс в управлении производством. Мы требовали, чтобы был уничтожен знаменитый треугольник - единый фронт директора фабрики, председателя фабзавкома и секретаря ячейки против рабочих, чтобы профсоюзы стали действительными органами защиты рабочих в соответствии с решениями XI-го съезда партии, чтобы они на деле стали школой коммунизма. Мы требовали [в]ведения 7-часового рабочего дня на деле - с соответствующим повышением сдельных расценок.

Мы настаивали на прекращении той растраты государственных средств в пользу спекулянта, которая получается в результате проводимой ЦК политики цен, требовали сокращения расходов на бюрократический аппарат, усиления налогов на нэпмана и кулака. Мы требовали увеличения за счет этих средств заработной платы, усиления жилищного строительства для рабочих, усиления помощи бедняцким хозяйствам на основе перехода их к коллективному хозяйству, такой политики кооперирования середняцкого хозяйства, которое также вело бы его по пути коллективизации.

Мы требовали проведения внутрипартийной демократии на основе решений Х-го съезда партии, так как только при этом условии может быть укреплена связь между партией и рабочим классом, только при этом условии пролетарская часть партии может дать отпор враждебным классовым влияниям на партию, в частности, очистить ее от «бывших» меньшевиков, эсеров, бундовцев, петлюровцев, дашнаков и пр., прочно закрепившихся сейчас в партаппарате и в партийной печати. Мы требовали возвращения в партию и Коминтерн тех, кто был исключен из них за борьбу против оппортунизма. Мы требовали, наконец, прекращения вмешательства государственного аппарата и ГПУ во внутрипартийные дела и освобождения арестованных коммунистов.

За эти наши требования, проведение которых только и может направить СССР по пути укрепления диктатуры пролетариата вместо пути сползания и перерождения, по которому все быстрее ведет его ЦК, нам брошено обвинение в «неоменьшевизме» и просто в меньшевизме, во фракционной работе и в нарушении устава партии. Эти обвинения особенно усердно поддерживали те бывшие меньшевики, эсеры, а порой и кадеты, против которых и были направлены наши требования. Их руками защищался ЦК против пролетарской части партии.

Мы считаем ниже своего достоинства отвечать на нелепые обвинения в меньшевизме или «неоменьшевизме». Что же касается обвинений и нарушении партийного устава и фракционной работе, то, если уже говорить об этом, не мы, а ЦК является здесь виновной стороной. Не оппозиция, а ЦК отложил съезд вопреки уставу партии на год. Не оппозиция, а ЦК применял во внутрипартийной борьбе силу государственного аппарата. Не оппозиция, а ЦК положил под сукно резолюции Х и XIII съездов о внутрипартийной демократии. Наконец, не оппозиция, а ЦК узурпировал волю съезда, производя во время предсъездовской дискуссии массовые исключения оппозиционеров и арестовывая их. Если начатый раскол партии станет совершившимся фактом, то вся ответственность за это перед партией и рабочим классом ложится на ЦК.

Последние тезисы ЦК - о работе в деревне, о перспективном плане промышленности, об основных началах землевладения и землеустройства - являются попыткой доказать, что ЦК делает поворот налево, загладить впечатление от откровенно правых шагов, которые он сделал в последние годы. Поэтому они неизбежно страдают половинчатостью и внутренней противоречивостью.

ЦК обещает пересмотр плана развертывания промышленности в сторону его увеличения. Но наряду с этим он целиком сохраняет всю ту политику, благодаря которой у него не хватает средств даже на проведение того плана, который намечен теперь. При этих условиях его директива об усилении развертывания промышленности, в которой он тщательно обходит вопрос о том, за счет каких средств может быть произведено это усиление, остается беспредметным пожеланием.

Обещание семичасового рабочего дня, которым ЦК пытался «перекрыть» требование оппозиции об улучшении положения рабочих, уже явно для всех превратился только в новый предлог для увеличения интенсивности труда при 8-часовом рабочем дне. А все последние решения по вопросам труда и заработной платы открыто объявляют, что отставание зарплаты от производительности труда является незыблемой основой политики рабочего государства. Директива же ВЦСПС о перезаключении коллективных договоров прямо предполагает, как указано выше, ухудшение условий труда и жизни рабочего.

ЦК обещает «форсированное наступление на кулака» и вместе с тем, издеваясь над марксизмом, ленинизмом и просто здравым смыслом, утверждает в своих тезисах, что экономический рост кулака идет одновременно с его политическим ослаблением, что кулак растет, а беднота уменьшается. Тем самым он протягивает руку откровенным сторонникам лозунга «обогащайтесь!», которые давно утверждают, что хозяйственный рост кулака благодетелен для всей слоев деревни и никакой политической опасности не представляет.

Списывая у оппозиции некоторые лозунги, делая, главным образом, на словах, кое-какие левые мероприятия, ЦК в то же время с большим ожесточением преследует тех, кто отстаивает левую линию и которые одни только на деле могли бы эти мероприятия провести. Это лучше всего показывает, что «уступки» налево [-] лишь маневр для того, чтобы обеспечить закрепление правого курса. Когда сторонники ЦК, провозгласившего «форсированное наступление на кулака», в день десятой годовщины Октября по директиве ЦК рвали на глазах всей рабочей массы плакаты с лозунгом «Против кулака, нэпмана и бюрократа!» - это лицемерие было разоблачено до конца.

Мы говорили, что внутрипартийная политика ЦК есть на деле политика раскола партии и ее ликвидации. История последней предсъездовской «дискуссии» целиком подтверждает это. Выборы на XV-й съезд, созываемый вопреки уставу после двухлетнего промежутка, на тот съезд, который будет решать судьбу партии, были проведены до начала дискуссии и даже до опубликования тезисов ЦК съезду. Дискуссионный листок был превращен в листок против оппозиции. Ни одной статьи и даже тезисов оппозиции, стоящей на платформе 15-ти, не было напечатано. Платформа 15-ти заранее, до съезда, которому она была адресована, была признана ЦК антипартийной и сделана, таким образом, недоступной широким массам партии. Подписавших платформу 15-ти тт. Дашковского и Сапронова исключили из партии; за распространение и пропаганду платформы рабочих исключали из партии и арестовывали. Взгляды оппозиции были скрыты от партии, а всяким клеветническим выпадам против нее был дан полный простор. Эти исключения и аресты стали будничным явлением, составной частью «партийной дискуссии».

Только путем скрывания от партии взглядов оппозиции, путем организованной кампании клеветы против нее, организованной обструкции, организованного насилия над партией со стороны партийного и государственного аппарата ЦК удалось получить «подавляющее большинство голосов». Но эта «победа» куплена дорогой ценой, ценой дальнейшего подрыва авторитета партии в глазах рабочего класса. Всем известно, что настроение рабочих не соответствует результатам дискуссии. На фабриках Орехово-Зуевского района, на заводах «Манометр», «Дукс», фабрике «Красный Октябрь», на подольском заводе «Госшвеймашина», в Харькове на заводе «ВЭК», типографии им. Петровского на открытых собраниях ячеек и заводских собраниях рабочие, при постановке вопроса об оппозиции, требовали докладчиков от оппозиции и покидали собрания, когда аппаратчики в этом отказывали. Перечисленные факты не единичны, они носят массовый характер. Попытки ЦК привлечь на свою сторону в борьбе против оппозиции беспартийных рабочих потерпели крах. Разрыв между партией и рабочим классом - к этому результату ведет неизбежно его политика.

Одержав «победу», ЦК хочет использовать ее до конца. Он не довольствуется тем, чтобы навязать партии свою оппортунистическую линию. Он хочет выбросить за пределы партии всех тех, кто против этой линии борется, хочет лишить оппозицию и в будущем всякой возможности отстаивать в партии пролетарскую линию. Более того, всех, кто борется против оппортунизма, он объявляет государственными преступниками. ГПУ пущено в ход против оппозиции уже без всякого стеснения. «Кто попытается бороться с партией (оппортунисты считают себя теперь партией!), будет сидеть в тюрьме», - цинично заявляет Томский. «Если оппозиция попробует вызвать «катастрофу», партия и мокрого места от нее не оставит», - грозит и хвастается Бухарин. А со стороны Угланова сыпятся такие угрозы - но уже не по адресу оппозиции, а по адресу рабочих: «Дух сапроновщины мы оттуда в ближайшее время вышибем и научим их работать по Ленину» (т. е. по Угланову - Ленин здесь не при чем), - грозит он рабочим Дедовской мануфактуры, которые единогласно отказались проводить углановскую «рационализацию», т. е. переходить с 10-ти станков на 15-ть и выбросить на улицу своих товарищей. Борьба против оппозиции и борьба против рабочих идут рука об руку.

Политика ЦК вплотную подводит партию к формальному расколу и ликвидации, с одной стороны, и разрыву с рабочим классом - с другой. Будучи вынуждены в угоду мелкой буржуазии все больше давить на рабочих, лишая пролетарскую часть партии, путем исключения ее из партии, всякой возможности влиять на политику советского государства, ЦК вплотную подводит к перерождению и диктатуру пролетариата, хотя объективное соотношение классовых сил в стране дает полную возможность ее сохранения и укрепления. Недаром линию ЦК одобряют Устрялов и Отто Бауэр, недаром они приветствуют исключение оппозиции из партии, недаром буржуазная пресса расхваливает руководителей ЦК как «реальный политиков».

Мы отдаем себе ясный отчет в том, что на оппозицию в ближайшем будущем могут обрушиться жесточайшие репрессии. Мы не закрываем глаз на то, что под ударами этих репрессий наименее выдержанные, наиболее связанные в прошлом с бюрократией элементы оппозиции и даже целые группы могут отказаться от своей линии или от активной борьбы за нее. Оппозиционное движение не является результатом злой воли отдельных групп или лиц. Оно имеет глубокие корни в рабочей части партии и рабочем классе. Оппортунистическая политика ЦК будет только усиливать протест против нее со стороны всех революционных рабочих. Никакие репрессии, никакие шатания в рядах самой оппозиции не смогут уничтожить идущего из самых низов, из масс пролетариата протеста против политики сдачи завоеваний Октябрьской революции, не могут остановить того движения, которое ставит своей задачей торжество пролетарской диктатуры, торжество коммунизма.

«...« декабря 1927 г.

В. Оборин, М. Миньков, В. Смирнов, Ф. Пилипенко, М. Мино, Т. Харечко, Л. Тихонов, И. Дашковский, Б. Емельянов-(Калин), Т. Сапронов, Н. Заварьян, М. Смирнов, М. Слидовкер,

С. Шрейбер, Э. Дунэ.


(Л. 129-135).


23


Экз. № 20

Исх. № 11830/с

От 29.IV.27 г.

№ 8

папка № 1


В ЦК ВКП(б).


Уважаемые товарищи,

Уже более трех лет партия переживает кризис. Разногласия, вокруг которых развернулась дискуссия в 1923 г., ни в малейшей степени не изживаются, наоборот, они все более расширяются и углубляются. Уже в 1925 г. окончательно распадается даже та группа, которая до тех пор играла руководящую роль в Политбюро. Из этой группы выделяется Ленинградская оппозиция, против которой остальная часть прежней группы ведет борьбу столь же ожесточенную, как и против оппозиции 1923 г. В 1926 г. происходит слияние оппозиции 1923 и 1925 гг. В то же время внутри новой руководящей группы опять намечаются разногласия, опять возможен новый «раскол». Все это с очевидностью показывает, что партия находится в состоянии такого глубокого кризиса, какого она со времени революции еще не переживала. А разрешить необходимо сейчас более, чем когда бы то ни было.

В прямой связи с последними неудачами в Китае, которые в значительной степени обусловлены неправильным руководством китайской революцией, международная обстановка резко обострилась. Опасность войны и интервенции несомненна. Война против СССР как государства диктатуры пролетариата не может быть обычной войной одного государства против другого: она может быть только войной буржуазии против международного пролетариата. Борьба с международным империализмом, поскольку она примет военный характер, неизбежно вызовет крайнее обострение классовой борьбы в тылу каждой из борющихся сторон, создавая внутренний фронт наряду с внешним. Решающую роль в этом столкновении будет играть связь с революционным движением мирового пролетариата. Излишне говорить о том, что в такой борьбе, как и в исторических битвах гражданской войны, та часть партии, которая находится сейчас в оппозиции, займет не последнее место. Но успех классовой борьбы пролетариата, в каких бы формах она не происходила, возможен только, если во главе его стоит сплоченная, активная, тесно спаянная с рабочим классом партия. Этой сплоченности, этой активности сейчас нет, это нужно сказать открыто - для того, чтобы ее добиться. Кризис партии должен быть разрешен.

ЦК пытается разрешить его механическим подавлением оппозиции. «Проработки» следуют за «проработками», одна кампания «против вылазки оппозиции» сменяется другой. Товарищей, стоящих на точке зрения оппозиции, удаляют из состава Политбюро, теперь идет подготовка к исключению их из ИККИ и из состава ЦК - всего за несколько месяцев до созыва партийного съезда, где должен быть нормальным порядком определен новый состав ЦК. По отношению к рядовым членам партии, разделяющим взгляды оппозиции, преследования носят еще более ожесточенный характер, вплоть до исключения из партии, не считаясь ни с их революционными заслугами, ни с тем, что они - рабочие от станка. Начинаются преследования против подписавших заявление 84, направленное в ЦК в самом легальном партийном порядке. Оппозиционеров привлекают к партийному суду только за то, что они на партийных собраниях высказывают взгляды, несогласные с точкой зрения ЦК. Члены партии лишаются, таким образом, самых элементарных партийных прав. Идет открытая подготовка общественного мнения партии к исключению оппозиции из партии.

Этого мало: в борьбе против оппозиции ЦК открыто применяет внепартийные меры воздействия, создавая наряду с этим «дело» против т. Зиновьева за его, якобы, «апелляцию к беспартийным». «На бирже смеяться будете!» - еще недавно грозил оппозиции на одном из партийных собраний Харькова член Политбюро ЦК КПУ тов. Постышев. «Будем снимать с работы», - запугивает ее в Москве секретарь МК т. Котов. Оппозицию хотят заставить молчать угрозой голода. ЦК открыто прибегает к помощи государственного аппарата против членов партии.

Нужно быть слепым, чтобы не видеть, что борьба с оппозицией такими методами есть борьба против партии. ЦК не дает низовой партийной массе возможности разобраться в разногласиях. О взглядах оппозиции партия знает только по искаженной передаче сторонников ЦК. Статьи и речи товарищей, стоящих на точке зрения оппозиции, не печатаются, а иногда (как это было на апрельском пленуме ЦК по китайскому вопросу) даже не стенографируются. Даже отчеты пленума ИККИ, вопреки всем прежним традициям, не публиковались в партийной прессе, а в выпущенной недавно для членов партии части этих прений речь т. Троцкого не напечатана под тем предлогом, что он, якобы, не успел выправить стенограмму. Если оппозиционерам не позволяют говорить, то партийным массам не позволяют знать, о чем идет спор, хотят заставить их верить на слово официальным докладчикам.

Члены партии на партийных собраниях голосуют за ЦК (если только не уклоняются от голосования) под угрозой репрессий. Создается знаменитое «единогласие», видимость единства, ничего общего с действительным единством партии не имеющая. Эта видимость единства достигается подавление активности партии. Тот путь, которым идет ЦК, есть не путь единства, а путь разрушения партии. Он есть вместе с тем чудовищное извращение ленинских методов руководства партией.

«Что нужно сделать, чтобы достигнуть быстрейшего и вернейшего излечения? Нужно, чтобы все члены партии с полных хладнокровием и величайшей честностью принялись изучать: во-первых, сущность разногласий, а во-вторых, ход партийной борьбы. Надо изучать и то, и другое обязательно, требуя точнейших документов, напечатанных, доступных к проверке с обеих сторон. Кто верит на слово, тот безнадежный идиот, на которого махают рукой. Если нет документов, нужен допрос свидетелей обеих или нескольких сторон и обязательно «допрос с пристрастием» и «допрос при свидетелях».

Так ставил вопрос Ленин в 1921 году, так только можно ставить его и сейчас. Партийная масса и, в первую голову, рабочая партийная масса, является единственным судьей, который вправе разрешить и один только может разрешить затянувшийся партийный кризис. Отсечение за спиной партийной массы оппозиционной части партии, которая включает в себя сотни и тысячи товарищей, прошедших огонь трех революций, сражавшихся на фронтах гражданской войны, руководивших революционной борьбой пролетариата и возглавлявших пролетарскую диктатуру в самые трудные моменты, не есть выход из положения. Только на ленинском пути можно вернуть партии то подлинное единство, которое означает прежде всего величайшую активность всей партийной массы, готовность ее пойти на все жертвы во имя победы пролетарской революции и социализма.

Партийная масса имеет право, а каждая из сторон обязана представить ей точное и подробное изложение своих взглядов по всем вопросам разногласий. Этот наш долг мы и выполняем в предлагаемом документе. А ЦК должен выполнить и свой долг перед партией.

Он должен довести до сведения партийной массы все те документы, в том числе и наш, по которым масса партии могла бы разобраться в теперешней сложной обстановке, он должен отпечатать эти документы и разослать их по всем партийным организациям как материал к XV-му партсъезду, до созыва которого осталось только около 4-х месяцев. Ближайший пленум ЦК должен быть посвящен обсуждению порядка дня съезда, предсъездовской кампании и тех материалов, которые представлены к съезду. Мы уверены, что нам будет предоставлена возможность отстаивать на пленуме изложенные нами взгляды.

XV-й партийный съезд созывается после двухгодичного перерыва в момент острейшего партийного кризиса. Тем более он должен быть подготовлен в условиях, исключающих всякую возможность терроризирования партии, всякие попытки нажима. Выборы на съезд должны быть произведены в полном соответствии с партийным уставом и большевистскими традициями на основе широкого обсуждения всей партией всех важнейших вопросов, стоящих перед ней. Только тогда его решения могут быть правильны и авторитетны.


27-го июня 1927 г.


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   29



Похожие:

Документы «демократических централистов» (20-е гг.) iconАнкета для участия в тренинге «Обучение крымской молодежи навыкам использования демократических механизмов для защиты собственных прав»
Единение избирателей за гражданский мир и межнациональное согласие» приглашает Вас заполнить эту анкету для отбора участников однодневного...
Документы «демократических централистов» (20-е гг.) iconАнкета для кандидатов из Украины, желающих принять участие в международной программе «летняя молодежная академия прав человека и демократических инициатив»
Анкету необходимо заполнить на русском языке. Все пункты анкеты обязательны для заполнения
Документы «демократических централистов» (20-е гг.) iconАнкета для кандидатов из Украины, желающих принять участие в международной программе «летняя молодежная академия прав человека и демократических инициатив»
Анкету необходимо заполнить на русском языке. Все пункты анкеты обязательны для заполнения
Документы «демократических централистов» (20-е гг.) icon20 лет реформ в области правосудия исторические и современные тенденции в реформировании прокуратуры Республики Молдова
Республике Молдова, аналогично другим государствам Восточной Европы, начались 27 августа 1991 года, одновременно с провозглашением...
Документы «демократических централистов» (20-е гг.) iconРелигиозная свобода и сохранение демократии в Украине
Вам с визитом прибыл наш Президент Виктор Янукович. Во время этой встречи Вы открыто преследовали свои интересы. Сми вас цитируют:...
Документы «демократических централистов» (20-е гг.) iconДиктатура или демократия?
Эта резолюция имеет лицемерное название «Функционирование демократических институтов в Украине». Этой резолюцией пасе по-диктаторски...
Документы «демократических централистов» (20-е гг.) iconДекларация ассоциации ◄ духовно-интеллектуальный выбор ►
Этот курс был избран высшим руководством страны под влиянием тех демократических настроений, которые доминировали в обществе в период...
Документы «демократических централистов» (20-е гг.) iconОбращение ассоциации "Духовно-интеллектуальный выбор" по случаю 20-летия первых демократических выборов в СССР
Ссср. Для харьковчан 1989 год навсегда останется годом романтических грез и надежд, годом веры в демократическую перспективу и экономический...
Документы «демократических централистов» (20-е гг.) iconДокументы
1. /документы/Draft_Strat_Rd10_25May2010_AU.doc
2. /документы/Polojenna_GRZ_10R_(3).doc
Документы «демократических централистов» (20-е гг.) iconДокументы
1. /Документы для вступления/Заявление-на-вступление-в-организацию.doc
2. /Документы...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©gua.convdocs.org 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов