В. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература icon

В. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература



НазваниеВ. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература
страница16/30
В. Н. Иванов <><><>ТАЙНЫ ГИБЕЛИ ЦИВИЛИЗАЦИЙ<> <> МИНСК ЛИТЕРАТУ
Дата конвертации16.08.2013
Размер5.33 Mb.
ТипКнига
скачать >>>
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   30
1. /Иванов - тайны гибели.docВ. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература

и Эгис-том - убийцей.

Но Микены были не только кровавыми. Троя, судя по описаниям Гомера, была

очень богатым

городом, но Микены были богаче: Гомер везде назы-

вает этот город "златообильным". Околдованный "Сокровищами царя Приама",

Шлиман принялся за

поиски нового клада и, кто бы мог себе это представить, нашел его!

Микены находятся на полпути между Аргосом и Коринфским перешейком. Если

взглянуть на эту

бывшую царскую резиденцию с запада, прежде всего бросаются в глаза сплошные

развалины - это остатки

огромных стен, а затем все более круто вздымается Эвбея. Так что Микены не нужно

было искать, их

местоположение было видно совершенно отчетливо.

Некоторые античные писатели считали, что именно здесь, в этом районе,

находится гробница

Агамемнона и его друзей, убитых вместе с ним. Местоположение города было ясным,

местоположение же

гробниц было по меньшей мере спорным.

Если найти наперекор всем ученым Трою Шли-ману помог Гомер, то при

поисках гробницы

Агамемнона он опирался на труды Павсания, которые помогли ему обнаружить, как он

полагал, могилу

Агамемнона, а затем еще девять гробниц - пять из них были шахты-могилы внутри

крепости (и в них

полусожженные останки пятнадцати человек, "буквально осыпанные драгоценностями и

золотом"), а

остальные четыре, на которых еще великолепно сохранился рельеф, относились к

следующему веку; они

имели куполообразную форму и находились вне крепостных стен. Шестым декабря 1876

года датирована

запись Шлимана об открытии первой гробницы. Шлиман не сомневался в своей правоте

и королю Греции

была отправлена телеграмма: "С величайшей радостью сообщаю Вашему величеству,

что мне удалось найти погребения, в которых были похоронены Агамемнон,

Кассандра, Эврименон и

их друзья, умерщвленные во время трапезы Клитемнестрой и ее любовником Эгистом".

Однако Шлиман и на этот раз ошибался. Да, он нашел царские погребения, но

не Агамемнона и его

друзей, а людей совершенно другой эпохи - погребения, которые были по меньшей

мере лет на четыреста

старше погребения Агамемнона. Но он этого не знал.

Но это и не существенно. Важно было то, что он сделал еще один шаг по

дороге к открытию древнего

мира, вновь подтвердил правдивость сведений Гомера и открыл сокровища - и не

только в научном смысле

этого слова, - которым мы обязаны сведениями о той культуре, что лежит в основе

всей европейской

цивилизации.

Клад, найденный Шлиманом, был огромен.

"Все музеи мира, вместе взятые, не обладают и одной пятой частью этих

богатств", - писал Шлиман.

В первой могиле Шлиман насчитал пятнадцать золотых диадем - по пять на

каждого из усопших;

кроме того, там были золотые лавровые венки и украшения в виде "свастик".

В другой могиле - в ней лежали останки трех женщин - он собрал более 700

тонких золотых

пластинок с великолепным орнаментом из изображений животных, медуз, осьминогов.

Золотые украшения с

изображением львов и других зверей, сражающихся воинов, украшения в форме львов

и грифов, лежащих

оленей и женщин с голубями... На одном из скелетов была золотая корона с 36

лист-

ками; она украшала голову, уже почти превратившуюся в прах. Рядом с ней

лежала еще одна

великолепная диадема с приставшими к ней остатками человеческого черепа. Он

нашел еще пять золотых

диадем с золотой проволокой, при помощи которой они закреплялись на голове,

бесчисленное множество

золотых украшений со "свастиками", розетками и спиралями, головные булавки,

украшения из горного

хрусталя, обломки изделий из агата, миндалевидные геммы из сардоникса и

аметиста. Он нашел секиры из

позолоченного серебра с рукоятками из горного хрусталя, кубки и ларчики из

золота, изделия из алебастра. Но

самое главное, он нашел те золотые маски и нагрудные дощечки, которые, как

утверждает традиция,

употреблялись для защиты венценосных усопших от какого-либо постороннего

воздействия.

Уже через несколько часов головы усопших превратились в пыль. Но золотые

мягко поблескивающие

маски сохранили форму лиц; черты этих лиц совершенно индивидуальны, "вне всякого

сомнения, каждая из

масок должна была являться портретом усопшего", (рис. 20)

Он нашел перстни, с печатями и великолепными камеями, браслеты, тиары и

пояса, 110 золотых

цветов, 68 золотых пуговиц без орнамента и 118 золотых пуговиц с резным

орнаментом, на следующей же

странице он упоминает еще о 130 золотых пуговицах, на последующих - о золотой

модели храма, о золотом

осьминоге... Но, пожалуй, достаточно, ибо описание находок Шлимана занимает 206

страниц большого

формата. И все это золото, золото, золото...

В 1876 году, 54 лет от роду, Шлиман приступил к раскопкам в Микенах. В

1878 - 1879 годах при

поддержке врача Вирхова он вторично раскапывает Трою; в 1880 году он открывает в

Орхомене, третьем

городе, который Гомер наделяет эпитетом "злато-обильный", сокровищницу царя

Мидии; в 1882 году вновь, в

третий раз, раскапывает Трою, а двумя годами позже начинает раскопки в Тиринфе.

(Третья "вершина"

Шлимана в археологии).

И снова знакомая картина: крепостная стена Ти-ринфа находится прямо на

поверхности, она не

скрыта под слоем земли; пожар превратил ее камни в

известку, а скреплявшую их глину - в настоящий кирпич: археологи

принимали ее за остатки

средневековой стены. Шлиман же опять доверился древним авторам.

Тиринф считался родиной Геракла. Циклопические стены вызывали во времена

античности

восхищение. Павсаний сравнивает их с пирамидами. По преданию, Проитос,

легендарный правитель Тирин-

фа, позвал семь циклопов, которые выстроили ему эти стены.

Во время раскопок Шлиман наткнулся на стены дворца, превосходящего своими

размерами все когда-

либо до этого виденное и дающего великолепное представление о древнем народе,

который его построил, и о

его царях, которые здесь жили.

Город возвышался на известняковой скале, словно форт; стены его были

выложены из каменных

блоков длиной в два-три метра, а высотой и толщиной в метр. В нижней части

города, там, где находились

хозяйственные постройки и конюшни, толщина стен составляла семь-восемь метров.

Наверху, там, где жил

владелец дворца, стены достигали одиннадцати метров в толщину, высота их

равнялась шестнадцати метрам.

И свету явился настоящий гомеровский дворец с залами и колоннадами, с

красивым мегароном

(залом с очагом), с атриумом и пропилеями. Здесь еще можно было увидеть остатки

банного помещения (пол

в нем заменяла цельная известняковая плита весом в 20 тонн), того, в котором

герои Гомера мылись и

умащали себя мазями. Здесь перед исследователем открывались картины,

йапоминающие сце-

ны из "Одиссеи", в которых повествуется о возвращении хитроумного

Одиссея, о пире женихов, о

кровавой бойне в большом зале.

Но еще больший интерес представляла керамика и стенная роспись. Уже с

самого начала Шлима-ну

стало ясно, что найденная им в Тиринфе керамика - все эти вазы и глиняная посуда

- родственны той

керамике, которую он нашел в Микенах.

Все помещения дворца были побелены, а стены украшали расписные фризы,

протянувшиеся желто-

голубым поясом на высоте человеческого роста.

Одна из росписей представляла особый интерес: на голубом фоне был

изображен могучий бык;

круглые от бешенства глаза, вытянутый хвост свидетельствуют о состоянии дикой

ярости животного. А на

быке, держась за его рог, то ли подпрыгивает, то ли танцует всадник.

Мысль осуществить раскопки на Крите, в частности у Кносса, не оставляла

Шлимана до его

последнего часа. За год до смерти он писал: "Мне бы хотелось достойно увенчать

дело моей жизни, завершив

ее большой работой: откопать древний дворец кносских царей на Крите, который,

как мне кажется, я открыл

три года назад".

Однако этому не суждено было случиться.

Он умер в 1890 году в первый день Рождества в Неаполе, не успев разыскать

ключ к тем проблемам,

которые сам же выдвинул в ходе своих открытий.

Тело его было перевезено в Афины. У его гроба стояли король и наследный

принц, дипломатические

представители, греческие министры, руководители всех греческих научных

институтов. Перед

бюстом Гомера благодарили они друга эллинов, человека, который сделал

историю Греции богаче на

тысячу лет. У гроба его стояли жена и дети: Андро-маха-и-Агамемнон.

Человека, которому было суждено почти полностью замкнуть тот круг,

смутные очертания которого

скорее угадал, чем увидел Шлиман, звали Артур Эванс. Он родился в 1851 году и,

следовательно, в год смерти

Шлимана ему было 39 лет.

Англичанин с головы до пят, он был полной противоположностью Шлиману.

Эванс получил

образование в Харроу, Оксфорде и Геттингене; увлекшись расшифровкой иероглифов,

он нашел неизвестные

ему знаки, которые привели его на Крит, где в 1900 году он приступил к

раскопкам.

Он шел по следам легенд и мифов - точно так же, как Шлиман. Он раскапывал

дворцы и клады -

так же, как и Шлиман.

Воткнув заступ в землю Крита, он встретился с островом загадок.

Остров Крит расположен в самой крайней точке огромной дуги, протянувшейся

из Греции через

Эгейское море к Малой Азии.

Эгейское море никогда не было непреодолимым барьером между континентами,

что доказал еще

Шлиман, когда он обнаруживал в Микенах и Ти-ринфе предметы из различных

отдаленных стран. Эвансу же

было суждено найти на Крите африканскую слоновую кость и египетские статуи.

Хозяйственное и

экономическое единство связывало острова Эгейского моря и обе метрополии.

Метрополия в данном случае не

означала материк, континент, ибо

очень скоро было установлено, что настоящим материком (в том смысле, что

творческое начало

исходило именно отсюда) был один из островов - Крит.

По преданию, сам Зевс, сын "Великой Матери" Реи и Кроноса, родился на

этом острове, в пещере

Дикты.

Легендарный царь Минос, сын Зевса, один из самых могущественных и

прославленных властителей,

жил и царствовал на этом острове.

Артур Эванс начал с раскопок близ Кносса. Античная стена была покрыта

здесь лишь тонким слоем

почвы. Уже через два-три часа можно было говорить о первых результатах. Двумя

неделями позже

изумленный Эванс стоял перед остатками строений, покрывавших восемь акров, а с

годами из-под земли

появились развалины дворца, занимавшего площадь в два с половиной гектара.

Своей общей планировкой Кносский дворец напоминал дворцы в Тиринфе и

Микенах, более того,

находился с ними в явном родстве, несмотря на то что внешне он от них весьма

отличался. В то же время его

гигантские размеры, роскошь и простота лишний раз подчеркивали, что Тиринф и

Микены могли быть только

второстепенными городами, столицами колоний, далекой провинцией.

Вокруг центрального двора - огромного прямоугольника - были расположены

здания со стенами

из полых кирпичей и плоскими крышами, которые поддерживались колоннами. Но

покои, коридоры и залы

были расположены в таком причудливом порядке, предоставляли посетителю так много

возможностей

заблудиться и запутаться, что всякому, кто попадал во дворец, должна была

поневоле прийти

в голову мысль о лабиринте; она должна была появиться даже у того, кто

никогда в жизни не слыхал

легенду о царе Миносе и построенном Дедалом лабиринте - прообразе всех будущих

лабиринтов.

Эванс, не колеблясь, объявил миру, что это дворец Миноса, сына Зевса,

отца Ариадны и Федры,

владельца лабиринта и хозяина ужасного быкочелове-ка или человека-быка -

Минотавра.

Он открыл здесь настоящие чудеса. Народ, населявший эти места (Шлиман

нашел следы его

колоний), о котором до сих пор ничего не известно - если не считать того, что

рассказывалось в легендах, -

оказывается, утопал в роскоши и сладострастии и, вероятно, на вершине своего

развития дошел до того

сибаритствующего "декаданса", который таил уже в себе зародыш упадка и регресса

культуры. Только

высочайший экономический расцвет мог привести к подобному вырождению. Как и

ныне, Крит был в те

времена страной производства вина и оливкового масла. Он был центром торговли,

точнее говоря, морской

торговли. И то, что на первых порах, когда Эванс еще только приступил к

раскопкам, поразило весь мир -

богатейший дворец древности не имел ни вала, ни укреплений, - в скором времени

нашло свое объяснение:

торговые склады, коммерческая деятельность нуждались в более мощной защите, чем

крепостные стены -

сооружение чисто оборонительное. Такой защитой был могущественный,

господствовавший на всем море

флот.

Эванс нашел на Крите множество предметов иностранного происхождения, в

частности керамические

изделия из Египта, относящиеся к совершенно оп-

ределенным, твердо датируемым периодам истории этой страны, ко времени

господства той или иной

династии. Период расцвета этой культуры он отнес ко времени перехода от

среднеминойской к поздне-

минойской эпохе, то есть примерно к 1600 году до н. э. т- предположительному

времени жизни и

царствования Миноса, предводителя флота, властелина моря. Это было время, когда

всеобщее благосостояние

уже начало перерастать в роскошь, а красота была возведена в культ. На фресках

изображали юношей,

собиравших на лугах крокусы и наполнявших ими вазы, девушек среди лилий.

Цивилизация накануне вырождения; ей на смену шла неуемная роскошь. В

'живописи, которая

раньше была подчинена определенным формам, теперь господствовало буйное

сверкание красок, жилище

должно было служить не только обителью - оно должно было услаждать глаз; даже в

одежде видели лишь

средство для проявления утонченности и индивидуальности вкуса.

Приходится ли удивляться тому, что Эванс употребляет термин "модерн" для

характеристики своих

находок? В самом деле, в этом дворце, который не уступал по своим размерам

Букингемскому, были

водоотводные каналы, великолепные банные помещения, вентиляция, сточные ямы.

Параллель с

современностью напрашивалась и при виде изображений людей, позволявших судить об

их манерах, их

одежде, их моде. Еще в начале среднеминойского периода женщины носили высокие

остроконечные головные

уборы и длинные платья с поясом, глубоким декольте и высоким корсажем.

Теперь эта старинная одежда приобрела утонченный и изысканный вид.

Обычное платье превратилось

в своего рода корсет с рукавами, тесно облегавший фигуру, подчеркивавший формы и

обнажавший грудь -

теперь, однако, уже из чувственного кокетства. Платья были длинные, с оборками,

богатой и пестрой

расцветки, некоторые узоры изображали крокусы, вырастающие из волнистой линии

условного изображения

горного пейзажа; поверх платья надевался чистый передник. На голове дамы носили

высокий чепец. И если

сейчас у женщин в подражание мужчинам модны короткие волосы, то критские женщины

были с нынешней

точки зрения сверхмодницами, ибо они причесывались точно так же, как мужчины!

Такими они предстают перед нами на рисунках: вот они оживленно беседуют,

сидя в

непринужденных позах, и в их взорах и выражениях лиц - истинно французский шарм.

Кажется

невероятным, что эти дамы жили несколько тысячелетий назад! Вспоминаешь об этом

лишь тогда, когда

бросаешь взгляд на мужчин: всю их одежду составляет облегающий бедра передник.

Столь же неясным, как происхождение народа, населявшего Крит, и его

письменности, предстает

конец Критского царства. Смелых теорий здесь хоть отбавляй. Эванс различил три

ясные стадии разрушения;

дважды дворец отстраивался заново, в третий раз от него остались только

развалины.

Если мы бросим ретроспективный взгляд на историю тех дней, мы увидим

кочующие орды

пришельцев с Севера, из Дунайских стран, а возможно,

и из Южной России, которые вторгаются в пределы Греции, нападают на ее

города, разрушают

Микены и Тиринф. Это вторжение варварских племен и народов все ширится и, в

конце концов, приводит к

гибели цивилизации. Немного позднее мы видим новые орды, на этот раз дорийцев;

они изгоняют ахейцев, но

сами еще в меньшей степени, чем ахейцы, способны принести какую-нибудь культуру;

и если ахейцы были

грабителями, которые все награбленное обращали в свою собственность, если они

все-таки были достойны

упоминания в гомеровских песнях, то дорийцы были просто-напросто разбойниками, с

их приходом

начинается новая глава в истории Греции.

В свое время Артур Эванс (а теперь и мы из предыдущих глав) знал, что

разрушение минойского

дворца и исчезновение критской цивилизации в целом связано с извержением вулкана

Санторин, гигантским

землетрясением, цунами и погружением суши на дно Средиземного моря.

ГЛАВА 16.0 ЧЕМ молчит БУДДА

Возвращаясь к книгам Александра Кондратова, в одной из них ("Тайны трех

океанов") мы находим

интересные сведения о некогда существовавшей протоиндийской цивилизации.

В теплых водах, омывающих Цейлон, возле города Тринкомали аквалангисты

обнаружили

затонувшие памятники "разных цивилизаций, от самых древних до нашей

собственной", как пишет энтузиаст

подводного плавания, ученый и писатель Артур Кларк в своей книге "Рифы

Тапробаны". Вполне возможно,

что археологи найдут под водой и столицу протоиндийской цивилизации. В настоящее

время науке известно

около 100 городов и поселений, относящихся к древнейшей культуре Индостана.

Самые большие из них,

Мохенджо-Даро и Хараппа, находятся на берегах реки Инд, причем города эти ни в

чем не уступают друг

другу. Не означает ли это, что подлинная столица еще не найдена? И что искать ее

надо не на суше, а под

водой?

Возле дельты Инда тянется очень широкая полоса прибрежного мелководья -

шельф с большой

террасой на глубине около 100 метров. Ширина террасы почти такая же, как и самой

огромной дельты Инда.

Шельф прорезан подводным каньоном, - по всей видимости, когда-то река Инд имела

большую длину, чем

ныне. Теперь же эта область находится под водой. Опуститься на дно океана она

могла и за очень короткий

промежуток времени, в результате землетрясения. Такие явления уже наблюдались в

этом районе. Так, при

землетрясении 1819 года в ус-

тье Инда опустилась ниже уровня океана довольно обширная площадь, по

размерам не уступающая

Керченскому полуострову.

О катастрофах, обрушивающихся на земли долины Инда, сообщают и античные

авторы. Древний

географ Страбон в своей "Географии" ссылается на свидетельство Аристобула,

который "говорит, что,

посланный с каким-то поручением, он видел страну с более чем тысячью городов
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   30



Похожие:

В. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература icon2. Россия 5 Перспективы человечества — начало истории 6
«Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка» (1996 г.). После этого термины «конец истории» и «столкновение цивилизаций»...
В. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература iconВ. И. Петрушин Цель: определить направление в развитии способностей личности. Возраст: от 10 лет. Литература
Литература: Психологические аспекты деятельности классного руководителя / Составитель В. И. Петрушин, – М., 1998 г
В. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература iconДокументы
1. /Литература/2.doc
2. /Литература/3.doc
В. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература iconКондак 1 Возбрани врагом нашим озлобляти нас и от Господа нашего отлучити конечне, а нас научи пети Тебе весело: Радуйся, Избавительнице, от горя, бед и гибели спасающая нас бедствующих. Икос 1
Риими молитву сию: Радуйся, Ангелов на спасение наше посылающая; Радуйся, Царице горних чинов, не­бесную их помощь нам дарующая....
В. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература iconАрхитектурные памятники Беларуси: Минск

В. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература iconНижнепротерозойский кислый магматизм в зоне сочленения карельского кратона и беломорского подвижного пояса (северная карелия)
Т. А. Мыскова,* М. А. Корсакова**, Н. М. Иванов**, Р. И. Милькевич*, П. А. Львов
В. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература iconВопросы коммерческой тайны

В. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература iconЮ. М. Иванов как стать экстрасенсом москва 1990 Книга
Книга рассчитана на широкий круг читателей и посвящена воп­росам биоэнергетического поля человека
В. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература iconАнтичная литература

В. Н. Иванов тайны гибели цивилизаций минск литература iconВладимир смоленский воспоминания
Публикуется по изданию: Смоленский В. А. «О гибели страны единственной»: Стихи и проза./ М.: Русский путь, 2001
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©gua.convdocs.org 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов