В. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга icon

В. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга



НазваниеВ. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга
страница1/5
В.И. Кадаева В данном сборнике представлены проповеди, статьи,
Дата конвертации26.06.2013
Размер1.13 Mb.
ТипКнига
скачать >>>
  1   2   3   4   5


Info-centre SDA


Чарльз Гаддон Сперджен

Избранное


Составитель и научный редактор В.И. Кадаева

В данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834—1892).

Книга предназначена начинающим проповедникам, а также всем, кто интересуется богословской литературой.


ПРЕДИСЛОВИЕ ЧАРЛЗ СПЕРДЖЕН — ПРОПОВЕДНИК ЕВАНГЕЛИЯ

И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обра­тившие многих к правде — как звезды, вовеки, навсеща.

Дан. 12:3

По предвидению Божию время от времени на земле рождаются необык­новенные люди. Подобно звездам небесным, они горят, излучая Божествен­ный свет и распространяя благословение Господне.

Одним из таких людей был величайший христианский проповедник Чарлз Гаддон Сперджен (1834—1892). Он родился в английском городе Кальведоне. Вскоре после рождения в связи с семейными обстоятельствами ребенок был перевезен в дом к деду, где и провел первые семь лет жизни. Вто­рой период детства Чарлз жил с родителями. Его отец был проповедником в методистской церкви. Об этом времени известно, что мальчик учился в дере­венской школе, много читал и посещал богослужебные собрания. Отличаясь хорошим физическим развитием, он увлекался детскими играми и состяза­ниями.

В 1849 году Ч. Сперджен оставил родительский дом и поступил учите­лем в школу Джона Свиндели в Ньюмаркете. С этого времени его жизнь ко­ренным образом изменилась: начался период духовных исканий. Проповедь Ч. Сперджена “Искание Христа” свидетельствует о личном опыте поиска об­щения с Богом и обращения.

“Вспоминается мне тот период времени, когда я искал Бога. Религиоз­ные обряды и всякое внешнее проявление веры казались мне, жаждущему, пустыми сосудами, в которых не осталось и капли живительной влаги... Одно имя наполняло мое сердце: Иисус! Иисус!” — делился впоследствии своими переживаниями Сперджен.

В шестнадцатилетнем возрасте Ч. Сперджен начал свое служение для Царства Божия. Как учитель воскресной школы он настолько благотворно действовал на детей, что его начали приглашать проповедовать на собрании учителей воскресных школ. Позднее Сперджен перешел в частную школу в Кембридже. Там его деятельность в деле проповеди Слова Божия расшири­лась. В окрестностях Кембриджа находилось двадцать три общины, которые не имели проповедников и обслуживались проповедниками-самоучками. К этим энтузиастам присоединился и семнадцатилетний Сперджен. Господь чудно благословлял его труд. Все полюбили нового служителя слова. Моло­дого благовестника возили из одной деревни в другую, а народ толпами сле­довал за ним.

Не прошло и года такой деятельности, как восемнадцатилетнего юношу, не имевшего богословского образования, пригласили наставником в одну из общин в Вотербиче. Сперджен принял это предложение, однако он не оставил

школу в Кембридже. Плоды его проповеди в Кембридже были прекрасными. Каждое воскресенье многие люди, пробужденные Словом Божиим, каялись и обращались к Господу. В результате за восемнадцать месяцев община уве­личилась настолько, что помещение уже не могло вмещать всех желающих слушать Слово Божие. Отец Сперджена, убедившийся, что его сын действи­тельно имеет призвание и дар проповедника, посоветовал ему поступить в баптистскую семинарию, чтобы получить образование и стать пастором. Но Сперджен не захотел приносить в жертву служение Господу и решил продол­жать обучение в школе Святого Духа, Который до сих пор был его Учителем. Отец, мать и его близкие рассматривали этот поступок молодого проповедни­ка не только как ошибку, но и как пренебрежение их советом. Но Ч. Сперд­жен остался послушным Господу и продолжал служение.

Весть о Сперджене дошла до Лондона, и руководство одной из старей­ших церквей христиан-баптистов в Ньюпаркстрите решило пригласить его в качестве пастора и предложило ему прочесть пробные проповеди. Сперджен приехал в Лондон в 1853 году и произнес проповеди, которые имели такой успех, что за несколько недель молитвенный дом, ранее посещавшийся дву­мястами членами церкви, был переполнен. Голоса тех, кто все еще настаивал на получении им образования, не доверяя его молодости, смолкли. Все еди­нодушно решили поставить Сперджена на это служение. По прошествии не­скольких месяцев расширенный дом молитвы снова стал мал. Представители общины решили перенести собрания в самый большой зал города — в “Экетерхалле”. И что же? Это огромное помещение по воскресным дням утром и вечером оказывалось также переполненным желающими слушать Слово Бо­жие. Некоторые опытные, имеющие образование пасторы с недоверием смотрели на приезжего молодого проповедника, который в короткое время привлек внимание такой большой аудитории.

Однако скоро и этот зал уже не вмещал слушателей. После долгих об­суждений и поисков был найден большой концертный зал в южной части го­рода, вмещавший до двенадцати тысяч человек. Наполнится ли этот зал? Первая проповедь должна была состояться 19 октября 1856 года, о чем было объявлено публично. И что же? К началу собрания зал был переполнен. Но, к сожалению, не обошлось без зависти и демонстрации недоброжелателей. Во время проповеди вдруг раздался чей-то крик: “Пожар! Пожар!” И хотя ог­ня не было видно, началась паника, все бросились к выходу. От сильного на­пора обрушилась верхняя галерея. В результате многие погибли и получили ранения. Эта трагедия причинила невыразимые страдания молодому пропо­веднику. Глубоко потрясенный происшедшим, он заболел. Многие думали, что катастрофа надолго охладит пыл посетителей. Но через три недели после того, как зал был приведен в порядок и Сперджен выздоровел, была назначена проповедь. Каким благословенным было это собрание! Зал вновь был пере­полнен. С тех пор Сперджен проводил там собрания каждое утро по воскре­сеньям, на них собиралось от десяти до двенадцати тысяч слушателей. По ве­черам он проповедовал в молитвенном доме для членов своей церкви.

Много пришлось претерпеть служителю Божию от недоброжелателей. Он встретил зависть, насмешки, клевету не только со стороны необращенных, но, что печальнее всего, и от некоторых верующих.

В своем проповедническом служении Сперджен не ограничивался Лон­доном. Он ездил по всей Англии и Шотландии. Отовсюду ставший известным проповедник получал приглашения, так что обыкновенно он проповедовал не менее двух раз в день. Сотни тысяч душ обратились через эти проповеди ко Христу. Жизнь Ч. Сперджена была всецело отдана делу Божиему. Когда он проповедовал, тысячи людей, слушая его вдохновенное слово, чувствовали веяние Святого Духа.

Но Чарльз Сперджен был не только великим проповедником, но и чрез­вычайно одаренным духовным писателем. Редкостный дар духовного виде­ния делал его проповеди яркими и образными; в них глубокие духовные ис­тины облекались в прекрасную и доступную форму. Чарлза Сперджена мож­но назвать Иоанном Златоустом XIX века. Полнота жизни во Христе, тонкий вкус, умение образно мыслить, способность ясно видеть духовные истины роднит этих замечательных светочей христианской церкви, живших в столь разное время. Примеры, сравнения, уподобления, взятые Спердженом из жизни окружающего мира для пояснения библейских истин, могут быть по достоинству оценены не только писателями, поэтами, живописцами, компо­зиторами, но и простыми людьми, любящими природу. Зоркий глаз и чуткое сердце великого проповедника остро улавливали присутствие Божие во всей природе.

“Природа — это орган колоссальной величины. Но органиста не видно у инструмента, и мир не ведает, каким путем рождается столь величественная музыка. Все времена года одинаково прекрасны для того, кто научился видеть руку Творца во всех жизненных путях, кто принял дар благодати в свое сердце и прославляет день своего возрождения. Не существует на земле ни камня, ни насекомого, ни пресмыкающегося, ни сухой палки, которые не побуждали бы человека восхвалять Бога, если душа его проникнута сознанием Его вез­десущия”, — такие слова произнес Сперджен в одной из своих проповедей.

Музыкальность речи и утонченность формы проповедей Сперджена со­четались с глубоким проникновением в тайники человеческой души. Как ис­тинный проповедник Евангелия, он вел ожесточенную борьбу с грехом и бес­пощадно обличал язвы и пороки, отравляющие душу человека. При этом он искренне любил людей и призывал их обратиться ко Христу, Спасителю грешников, и получить от Него спасение и освящение. Когда читаешь труды Сперджен, душа взывает: “Господи! Освяти и очисти меня!” И все наше су­щество охватывает святое желание шире раскрыть сердце Господу.

Чарльз Сперджен был также талантливым педагогом, наставником про­поведников. Его известная книга “Добрые советы проповедникам Еванге­лия” — один из лучших учебников по гомилетике. Каждая лекция представ­ляет собой духовное произведение. Характерным для метода Сперджена яв­ляется отсутствие сухой морали, холодного академизма, отвлеченных рассуждений. Живая трепетная мысль наполняет каждую строку. Автор не поучает с высоты своего положения, а ведет непринужденный разговор, вдох­новенную беседу с братьями по вере о самом важном и трудном служении — проповеди Евангелия. Во главу угла Сперджен ставил богоугодную жизнь проповедника. Ему принадлежит утверждение, что проповедник благодати Христовой прежде всего должен сам быть достоин ее. Это очень простая и

вместе с тем важная истина. Ни ученость, ни образованность не могут заме­нить Божественного призвания к благовестию. Святая жизнь в Боге — вот не­пременное условие успеха.

Особенно изумляет тот факт, что Сперджен, обладая необыкновенным даром слова и всесторонним знанием Священного Писания, будучи чрезвы­чайно начитанным человеком, с поразительной тщательностью и усердием готовился к каждой проповеди. “Признаюсь, что часто сижу целыми часами, молясь и обдумывая тему проповеди, главные ее пункты, составляю план”, — откровенно делился он своим опытом работы над проповедью.

Служители церкви, в особенности молодые проповедники, должны по­знакомиться с духовным наследием Чарльза Сперджена. Изучая его, они най­дут там много полезного. Прежде чем выходить на кафедру, — советует Сперджен, — следует провести как можно больше времени в уединенной мо­литве, чтобы испросить у Господа тему будущей проповеди, а затем тщатель­но разработать ее. При выполнении этого основного условия проповеди будут свободны от излишних общих рассуждении и штампованных оборотов речи, каждое слово будет нести мудрую мысль, каждая мысль будет логическим звеном в цепи доводов.

Известно, что Чарльз Сперджен критически относился к богословам, ко­торые чрезмерно увлекались толкованием сложных пророческих мест Свя­щенного Писания. Одно всепоглощающее желание двигало им — спасение душ для Христа. “Спасти хотя бы одну душу от погибели, — говорил он в лек­ции для студентов, — большее благоприобретение, нежели заслужить титул в богословских прениях. Кто верно и добросовестно раскрывает величие и славу Иисуса Христа, тому зачтется это за большую заслугу, чем тому, кто проникнет в тайны Апокалипсиса. Блаженно служение проповедника, все­цело преисполненного Христом”.

Человек большого и тонкого ума, широких взглядов, чистой евангель­ской жизни, глубокой духовности Чарльз Сперджен был свободен от проявле­ний узости и фанатизма. “Приобретя известный духовный опыт, — пишет он, — мы перестаем придавать значение различию в вероисповеданиях, в наименованиях, способах проявления духовной жизни... Мы изменяемся, когда нас посещает желание искать Христа, где бы Он ни был. А найдя Его, служить Ему. Тогда по милости Божией веронетерпимость исчезает в нас.”

Во многих странах Ч. Сперджена справедливо называют “королем про­поведников”. Говорят, что не осталось ни одного стиха в Библии, который он не раскрыл бы в своих проповедях. Его проповеди были изданы в сорока то­мах. Сочинения Сперджена составляют большую библиотеку, для прочтения которой потребуются годы.

Таковы мо1учая сила и обаяние этого проповедника.

Проповедь Ч. Сперджена для молодых людей, в основу которой он взял слова псалма: “О, Господи!.. я раб Твой и сын рабы Твоей; Ты разрешил узы мои” (Пс. 115; 7) была как бы духовным завещанием молодым людям, ищу­щим высшего блага. “Служение Богу так блаженно и прекрасно, — свиде­тельствовал он, — что я желал бы умереть совершая его. Когда мы принимаем это служение, то хотим, чтобы и наши сыновья и дочери вступили в него.­

Нашим постоянным желанием становится желание, чтобы наш дом боялся Гос­пода и служил Ему”.

Всего пятьдесят восемь лет прожил Ч. Сперджен на этой земле. В 1892 году Господь отозвал Своего служителя в вечные обители. Он скончался, ок­руженный близкими и друзьями. До последней минуты с ним находилась его верная жена и друг. На протяжении всей жизни она много содействовала Сперджену в его благословенном проповедническом служении.

Похороны Ч. Сперджена вылились в грандиозное шествие. Траурная процессия растянулась на несколько километров. Вместо венков на крыш­ке гроба лежала его большая Библия, раскрытая на сорок пятой главе книги пророка Иезекииля, из которой он проповедовал в последний раз. На мо­гильном памятнике были начертаны слова: “Подвигом добрым я подвизал­ся, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец прав­ды...” (2 Тим. 4; 7—8).

Давно ушел из жизни великий глашатай Истины Чарльз Гаддон Сперд­жен, но Слово Правды, которое он возвещал, звучит и сегодня со страниц пре­красных книг, оставленных им.

Нетрудно понять, что делает такими популярными проповеди Чарльза Сперджена. Тайна его успеха заключается не только в его таланте, но прежде всего обусловлена тем, что в нем пребывал Дух Иисуса Христа.

Сперджен мог сказать вместе с апостолом Павлом: “.. .горе мне, если не благовествую!” (1 Кор. 9:16). Он проповедовал Евангелие потому, что был призван свыше пробуждать сердца людей к Истине, возвещать неисследимое богатство Христово. И мы можем возблагодарить Господа за его труд (Гал. 1:24).

В.ПОПОВ

^ СЛОВО БОЖИЕ ЖИВО И ДЕЙСТВЕННО”

БИБЛИЯ — КНИГА БОЖИЯ

“Написал Я ему важные законы Мои, но они сочтены им как бы чужие” (Ос. 8:12), — так сказал Бог о Ефреме. И эти слова являются немаловажным доказательством Божией благости, когда Он обращается с упреком к Своему заблуждающемуся творению; доказательством Его любви, когда Он обращает Свой взор, чтобы рассмотреть дела, творящиеся на земле. Господь мог бы, если бы Ему было угодно, покрыться ночью, как плащом, надеть на руку запястье из звезд и возложить на голову венец из солнц; Он мог бы обитать один, далеко-далеко от этого мира, высоко на небесах и смотреть вниз на Свое творение спокойно и безучастно. Он также мог бы оставаться в вечном молчании и только изредка единым движением изменять судьбы миров, не обращая внимания на мелочи как недостойные Его внимания. Он мог бы погрузиться в Самого Себя и пребывать в абсолютном одиночестве.

А я, как одно из Его созданий, мог бы стоять ночью на вершине горы и думать, глядя на молчаливые звезды, мерцающие вверху, что великому Создателю нет дела до меня. Он забыл обо мне; я — лишь ничтожная капля в океане Его творчества, сухой листок в лесу вселенной, атом в нагромождении бытия. Он не знает обо мне; я один, один, один!

Но наш Господь не таков. Он знает каждого из нас. Во всем мире нет ни одного существа, которого бы не видели очи Божий. Наши самые сокровенные мысли и поступки известны Ему. Чем бы мы ни занимались, чтобы мы ни переносили, как бы мы ни страдали, — Его очи обращены на нас с любовью, если мы Его дети, и с гневом, если мы ушли от Него.

О, как бесконечно милосерден наш Творец, что, глядя на человеческий род. Он не стирает его с лица земли!

Посмотри, как Он встречает каждого грешника: Он не отталкивает его, не трясет над пропастью ада до тех пор, пока тот потеряет сознание, и не бросает его туда. Нет! Он Сам спускается с небес, чтобы рассудить между Собой и Своим созданием. Он убеждает грешника, ставит Себя наравне с ним, излагает Свою жалобу и защищает Свои права. О Ефрем, Я написал тебе важные законы Мои, но они сочтены тобой как бы чужие!

Друзья мои, сегодня я прихожу к вам как Божий посланник, чтобы рассудить между вами и Богом. Я при­хожу с тем, чтобы силою Духа Святого обличить вас о грехе, о правде и о грядущем суде. Преступление, в ко­тором я обвиняю вас, названо в приведенном стихе: Бог написал нам важные законы Свои, но они сочтены нами как бы чужие. И сегодня я намерен говорить с вами о благословенной книге законов Божиих — Библии.

Говоря о Библии я коснусь трех аспектов: во-первых, о ее авторе: “Написал Я ему”; во-вторых, о ее предмете: “важные законы Божий”; и в-третьих, об отношении к Библии большинства людей, которыми законы ее “сочтены как бы чужие”.

Итак, прежде всего об авторстве Библии. Автором этой книги является Сам Бог.

“Написал Я ему важные законы Мои”.

Предо мною лежит моя Библия. Кто написал ее? — спрашиваю я. Открываю ее и нахожу, что она представ­ляет собой целую серию книг. Первые пять книг были написаны человеком, имя которого Моисей. Перелистывая страницы Библии, я нахожу других авторов. Встречаю имена Давида и Соломона; пророков Амоса, Михея и Осии. Когда я читаю Новый Завет, то встречаю имена Матфея, Марка, Луки, Иоанна, Иакова, Петра, Павла и других. Но вот я закрываю книгу и спрашиваю себя: кто же, в конце концов, ее автор? Претендуют ли на ее авторство все эти люди? Конечно, нет!

Эта книга является произведением живого Бога; каж­дая ее буква написана под руководством всемогущего Бо­га, каждое ее слово вышло из Его вечных уст, каждое предложение было продиктовано Духом Святым.

Когда Моисей писал свои книги, Бог руководил его огненным пером. Когда Давид брался за свою арфу, и дивные мелодии псалмов лились из-под его пальцев, это Бог водил его руками по золотым струнам арфы. Когда

Соломон пел свои чудные песни любви или изрекал слова непостижимой мудрости, — это Бог руководил его устами и давал ему красноречие мудреца. Когда я прислушиваюсь к гремящим колесницам пророка Наума или вместе с Аввакумом вижу шатры ефиопские; когда читаю книгу Малахии, где говорится о том, что придет на землю день, пылающий, как печь; когда я обращаюсь к тихим стра­ницам евангелиста Иоанна, где говорится о любви, или к резким, огненным страницам апостола Петра, который говорит об истреблении всех Божиих противников; когда я открываю послание Иуды, который произносит анафему на всех врагов Господа, — повсюду я слышу глас Божий, а не человеческий. Слова эти являются словами Вечного, Невидимого, Всемогущего Бога всей земли.

Библия — святая книга. Когда я смотрю на нее, мне кажется, что она говорит без слов, и ее голос доносится до моего слуха: “Я — книга Божия; читай меня, человек, Я — произведение Божие: открой мои страницы, потому что они написаны Богом; Он — мой автор, и в каждой строчке ты увидишь Его”.

“Написал Я ему важные законы Мои”.

“Но почему вы знаете, что действительно Бог написал эту книгу?” — спросите вы. Вот это-то положение я со­всем не собираюсь доказывать вам. Если бы я хотел, то мог бы сделать это самым наглядным образом, потому что в Библии есть достаточно аргументов, подтверждаю­щих это. Я мог бы доказать вам, что великолепие стиля Священного Писания выше всего, что когда-либо могло быть написано рукою смертного; что все поэты, которые когда-либо жили на земле, не могли бы и объединенными усилиями дать такую великую поэзию в таком могучем изложении, каковой является Писание. Я мог бы наста­ивать на том, что предметы, о которых трактует Библия, стоят выше человеческого разума; что человек никогда не мог бы изобрести великой идеи троичности лиц Бо­жества и сотворения Вселенной. Он также не мог бы быть автором величественной идеи о Провидении, о том, что все устроено согласно воле “единого Верховного Су­щества, и все устроено целесообразно”.

Я мог бы подчеркнуть правдивость, цельность, несрав­ненную простоту Библии, и мог бы привести еще в сто раз больше доказательств того, что это — книга Божия.

Но я хочу быть не совопросником века сего, а про­поведником той истины, которую знаю и чувствую своим сердцем. Когда-то я был неверующим; и в моей жизни был такой недобрый час, когда я соскользнул с якоря веры и разрубил канат, привязывающий меня к ней. Я не старался причалить к берегам откровения, а предоста­вив мое судно на волю ветра, я сказал моему разуму:

“Будь ты моим вождем и руководителем”. И таким об­разом я пустился в плавание. Слава Богу, теперь все это уже в прошлом. Но мне хочется рассказать вам краткую историю моего отступничества.

Это было поспешное и беспокойное плавание по бур­ному морю свободомыслия. Я продолжал свой путь, и чем дальше, тем темнее становились небеса; но волны были покрыты восхитительными бриллиантовыми блест­ками как бы в восполнение недостатка света. Я видел искры, летающие впереди меня. Это нравилось мне и я думал: “если таково свободомыслие, то я очень счастливый человек”. Мои собственные мысли казались мне перлами и я разбрасывал звезды полною горстью направо и налево. Но скоро вместо этих восхитительных блесток я увидел отвратительных демонов, диких и ужасных, выплывающих из воды. Когда я бросился от них в сторону, они заскре­жетали зубами и стали гримасничать мне вслед. Они стре­мились опередить меня, налегали на корму моего корабля и старались стащить меня в воду.

Еще и половины восхищения моим новым положением не успело слететь с меня, как я уже дрожал от сознания, какой дорогой ценой пришлось мне заплатить за укло­нение от пути веры. И когда все еще с неимоверной поспешностью я стремился вперед, тоща я начал сомне­ваться в моем собственном существовании: действительно ли существует такая личность, как я сам. Я усомнился и в существовании мира. Я дошел до самого предела мрачного сомнения — я сомневался решительно во всем. Но тут сатана обманул самого себя, потому что самый избыток моих сомнений доказал всю их нелепость. Как раз в тот момент, когда голос во мне спросил: “Но ведь само твое неверие — истинно ли оно?” При этой мысли я встрепенулся, и вера взялась за руль моей ладьи. С тех пор я больше не сомневался. Я бросил свой якорь на Голгофе и вознес свой взор к Господу. Теперь я жив и избавлен от зла преисподней. Поэтому я говорю то,

что знаю. Я был в этом опасном плавании, но благопо­лучно пристал к берегу. И теперь, будучи привязанным к Евангелию крепче, чем когда-либо, стоя на неприступ­ной скале, я презираю все попытки ада поколебать меня, “ибо я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день” (2 Тим. 1:12).

Итак, Библия является Словом Божиим. Преклонимся перед ее авторитетом. Это не обыкновенная книга, не изречения греческой мудрости и не собрание философских произведений прошлых веков. Если бы эти слова были написаны человеком, то мы могли бы отнестись к ним отрицательно; но, подумайте только, вникните только в эту серьезную мысль, что эта книга — рукопись Божия, а ее слова — слова Божий! Они неизмеримо глубоки и полны неисследованных тайн.

Я перелистываю пророчества: они переполнены такими чудесами, которые не приходили на ум человеку. О, Кни­га книг! ты действительно написана Самим Богом! В та­ком случае я преклоняюсь перед тобою. Ты — книга безграничной авторитетности, ты — манифест Небесного Владыки! Да будет далека от меня мысль упражнять мой разум в состязании с тобою. Разум! твое дело смиренно молчать и учиться познавать, что говорит эта книга, а не предписывать ей то, что она должна сказать. Обратись к ней, мой разум, мой интеллект, и слушай, что говорит Бог.

Я не знаю, как еще более расширить эту мысль. О, если бы вы только приняли и навсегда запомнили истину, что эта книга самым реальным и действительным образом написана Самим Богом. Если бы вы были допущены в таинственную небесную комнату и вы бы увидели, как Бог брал в Свою руку перо и записывал эти слова, тогда бы вы, наверное, относились к ним с должным уважением. Но знайте, что эта книга — Писание Божие; и это также неоспоримо, как если бы вы видели Его Самого пишущим.

Далее, если Бог написал Библию, то необходимо от­метить ее абсолютную истинность. Никто из критиков, исследуя Библию, не нашел в ней ни одного изъяна; просмотрев ее внимательно от книги Бытия до Открове­ния, никто не нашел в ней ни малейшей ошибки. Это самородок чистого золота, без примеси кварца или како­го-нибудь другого земного элемента. Она — солнце без пятен, свет без мрака, луна без тени, слава без облака.

О, Библия! Ни о какой другой книге нельзя сказать, что она чиста и совершенна.

Библия — это такой судия, который кончает всякий спор и отвечает на всякий вопрос, перед решением ко­торого разум отступает.

Мне приходилось встречать людей, которые хотели бы изменить Библию; и мне приходилось также встречать служителей Божиих, которые искажают Слово Божие, по­тому что боятся его прямоты.

Поразительно, что и в наши дни все еще находятся люди, которые готовы пользоваться ножом Иоакима, что­бы отрезать те страницы в Библии, которые им неприятны (Иер. 36, 22—23). Тем, которые не воспринимают от­дельных частей Священного Писания, хочется сказать, что их вкус извращен окончательно. Их недовольство тем, почему Бог так написал, является самой главной причи­ной; странно было бы, если б они согласились с Библией, если б она им нравилась. Бог написал то, чего они не любят; Он написал Истину.

Давайте преклонимся в смирении перед Библией, по­тому что она — вдохновение Божие; она — чистая Ис­тина. Из нее постоянно струится живая вода без единой частицы песка; из нее постоянно льются радужные лучи без малейшей примеси мрака. Благословенная Библия! Ты — сама Истина.

И, прежде чем закончить с этой стороны вопрос, да­вайте еще раз остановимся и посмотрим на основную черту Божественного характера: милосердие, которое вы­разилось в том, что Он дал нам Библию. Он мог бы оставить нас без Своего откровения, чтобы мы наощупь пробирались по жизненному пути, как слепой ощупью продвигается вдоль стены. Он мог бы заставить нас блуж­дать по указанию нашего разума как единственной пу­теводной звезды перед нами.

Мне припоминается история одного господина, который постоянно утверждал, что света разума человеческого вполне достаточно для познания. Однажды вечером он был в доме одного священника, обсуждая этот вопрос, и открыто заявил свое глубокое убеждение в том, что ра­зума вполне достаточно для этого. Когда он уходил, хо­зяин предложил ему подержать зажженную свечку, чтобы осветить лестницу, которая вела вниз. “Нет, — возразил тот, — для меня достаточно и света луны”. Но случилось,

что на луну набежало облако, и этот господин, оступив­шись, покатился вниз по лестнице. Тоща хозяин сказал: “Напрасно вы отказались, чтобы я посветил вам сверху”.

Так и в рассматриваемом нами вопросе. Положим, что природного света вполне достаточно, но и тогда не лучше ли иметь и свет свыше, потому что при этом мы можем быть уверены, что стоим на правильном пути. Лучше два света, чем один.

Свет, разлитый во всем творении, это яркий свет. Бог может быть виден в звездах; имя Его написано золотыми буквами на челе ночи; мы можем видеть Его славу в морских волнах, в деревьях на поле. Но лучше, если мы будем читать это из двух книг, а не из одной. В Библии мы найдем то же самое откровение о Боге и только в еще более ярком освещении, потому что Бог Сам написал эту книгу и дал нам ключ к ее пониманию, если только мы имеем Духа Святого.

Возлюбленные, давайте возблагодарим Бога за Библию. Будем любить и ценить ее больше золота, золота чистого.

Позвольте мне сказать еще одну мысль. Если эта кни­га — Слово Божие, то что будет с теми из нас, которые не читают ее? Большинство людей относятся к Библии слишком вежливо. У них есть маленькая карманная книж­ка; они носят ее в церковь; когда же они возвращаются домой, то кладут ее на полку до следующего воскресного утра, когда они снова пойдут в церковь. Вот каким об­разом мы обращаемся с этим небесным посланником. На многих наших Библиях так много пыли, что на них можно смело написать пальцем слово “осуждение”. Среди нас есть и такие, которые уже долгое время не открывали этой книги. Скажите, что вы думаете о моих словах. Может быть, они покажутся вам непонятными, но это верные слова.

Что скажет Бог в последний день, когда мы явимся перед Ним? Он спросит тебя: “Читал ли ты Мою Кни­гу?” — “Нет”, — скажешь ты. — “Я написал тебе письмо милости, и ты никогда не читал Его?” — “Нет”. — “Не­покорный! Я написал тебе письмо, в котором приглашал тебя ко Мне; неужели ты никогда не читал его?” — “Гос­поди, эта книга оставалась для меня запечатанной, я ни­когда не открывал ее”. — “Несчастный! — скажет Бог. — Я послал тебе письмо о Своей любви, а ты даже не позаботился распечатать его!”

О друзья мои, да не будет этого с вами! Пусть Господь поможет нам быть не только читателями Библии, но и углубленными исследователями ее.

В Библии нет решительно ничего такого, что было бы неважно. Каждый стих в ней полон глубокого значе­ния, и если мы еще не постигли его, то надеемся по­стигнуть в будущем.

Приходилось ли вам когда-нибудь видеть мумию, за­вернутую в длинный кусок полотна? Библия представляет собой нечто подобное: длинные свитки белого полотна, намотанные на остов истины. Мы должны разматывать их и разматывать, свиток за свитком, пока не доберемся до истинного значения в самом центре. А когда нам по­кажется, что мы отчасти уже нашли его, нам придется все еще разматывать и разматывать и так всю вечность мы будем познавать писания этого чудесного свитка.

Все, что бы Бог ни осветил в Библии, является пред­метом великой важности. Он не стал бы писать нам о том, что для Него безразлично. Все в Библии имеет свою ценность, а потому исследуйте ее тщательно.

Но при всем том не все в Библии является одинаково важным. В ней есть некоторые фундаментальные истины, которые людям необходимо признать, потому что в про­тивном случае они не могут быть спасены. Если вы хотите знать, во что вам нужно верить, чтобы быть спасенными, вы найдете это в Библии. Там содержатся великие законы Божий.

Мне припоминается мой старый друг, который говорил мне: “Вас Бог благословляет, потому что вы проповедуете о трех вещах: о разрушении, об искуплении и о возрож­дении”. Да, эти три истины заключают в себе сущность Божественного закона. Прежде всего разрушение. Когда Адам согрешил, все мы были разрушены в грехопадении, все стали потерянными для Бога. Нас разрушают наши собственные преступления, наши злые сердца и наша раз­вращенная воля. И мы так и останемся в разрушенном состоянии, если нас не спасет благодать.

Затем следует весть об искуплении. Мы искуплены Кровью Христа как непорочного и чистого Агнца; мы освобождены Его силой, Его заслугами и Его могуществом.

И наконец — возрождение. Мы прощены, но вместе с тем мы должны быть возрождены, потому что никто не может пользоваться плодами искупления, если он не

возрожден. Пусть он будет хорошим человеком; пусть думает, что служит Богу, но если он не возрожден, то не получил нового сердца, нового рождения и будет ос­таваться в состоянии разрушения.

Эти три истины составляют сущность Евангелия. И я думаю, что их сущность еще лучше выражена в пяти пунктах учения Кальвина об избрании, согласно предви­дению Божию; о природной развращенности и греховности человека; о личном искуплении посредством Крови Иисуса Христа; о призыве силою Святого Духа; о сохранении души до конца силою могущества Божия. И для спасения необходимо верить во все эти пять пунктов.

Бог сказал о Ефреме: “Я написал ему важные законы Мои”. Что же, ты сомневаешься в их важности? Неужели думаешь, что они не стоят твоего внимания? О, человек, одумайся!

Мне припоминается, как однажды я стоял на узкой косе, которая мысом вдавалась в море, не думая о том, что может нахлынуть волна. Прилив медленно подмывал противоположный берег косы, а я все стоял, погруженный в свои думы, пока, наконец, не заметил, что уже будет чрезвычайно трудно попасть на берег.

Вы и я, все мы ежедневно стоим на узкой полосе косы, и на нас надвигается волна... Смотри, она едва не достигла твоих ног; за ней, видишь, катится и другая, а там — третья — и так новая волна с каждым тиканьем часов. Некто сказал: “Наше сердце — барабанный бой, который выстукивает похоронный марш на пути к моги­ле”. С каждым моментом нашей жизни мы приближаемся к смерти.

Библия говорит мне, что если я обращен, то после моей смерти небо, полное радости и любви, примет меня; она говорит мне о том, что руки ангелов протянутся мне навстречу, и я на сильных крыльях херувимов взлечу выше молний и звезд, высоко к престолу Божию, чтобы вечно жить с Ним, далеко от мира с его скорбями и грехом.

При этой мысли горячие слезы набегают на мои глаза, моя голова кружится, а сердце делается слишком большим для моего тела. Иерусалим, моя счастливая отчизна! Одно твое имя уже так дорого мне! О, я представляю себе эту дивную картину, которая откроется для меня за облаками: эти чудные поля, убранные живой зеленью, эти реки

счастья! И ты говоришь, что это неважно? Но, послушай, бедная, невозрожденная душа, Библия говорит, что без Христа ты погибнешь и погибнешь навеки, ты будешь изгнан из присутствия Божия словами “отойди от Меня”. Быть может, и это тоже неважно для тебя. Небеса же­ланны, ад ужасен, время коротко, вечность бесконечна, душа драгоценна, Бог вечен, Его слово верно — все это великие истины, такие, с которыми мы должны считаться.

И последний момент, на котором мы остановимся: это отношение, которое Библия встречает со стороны мира.

Некоторые эту книгу считают странной, потому что они никогда ее не читали. Мне припоминается, как од­нажды я читал священную историю о Давиде и Голиафе, и присутствовавшая при этом особа, которая в сущности была уже в зрелом возрасте, сказала: “Что за интересная история! Из какой это книги вы читаете?”

Помню другой случай, когда одна особа пришла ко мне, и я беседовал с ней о ее душе. Она говорила мне, как глубоко в ней желание служить Богу, но в членах своих она находит другой закон. Тогда я открыл послание к Римлянам и прочитал ей слова апостола Павла: “До­брого, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю” (Рим. 7: 19). “И это в Библии?” — сказала она. — А я ни не знала об этом!” Я не упрекнул ее за то, что она не интересовалась Библией до сих пор, но удивился, что есть еще люди, которые лучше знают, что написано в их дневнике, чем то, что написал им Бог.

Многие из нас могут прочесть роман залпом от начала до конца, Библию же не читают. Эта крепкая, основа­тельная, насыщающая пища оставляется ими без упот­ребления, в пренебрежении; а между тем они жадно хва­таются и пожирают все, написанное людьми в духе вре­мени.

“Написал Я ему важные законы Мои, но они сочтены им как бы чужие”. Вы не читаете их, и Я выставляю против вас тяжкое обвинение. Может быть, вы скажете, что я несправедлив, но в данном случае я предпочитаю лучше иметь о вас худшее мнение, чем слишком хорошее. И поэтому я обвиняю вас в том, что вы не читаете Библии. Некоторые из вас ни разу не прочитали ее с начала до конца. Я знаю, что говорю то, с чем вы честно должны согласиться со мной. Вы не постоянные читатели Слова Божия. Вы говорите, что у вас в доме есть Биб-

лия — но я и не думал о вас как о язычниках, у которых совсем нет Библии! Но позвольте вас спросить, когда вы читали ее в последний раз? Во многих семьях Библии остаются в пренебрежении. Многие давно не открывали ее, и таковым Господь вправе сегодня сказать: “Написал Я вам важные законы Мои, но они сочтены вами как бы чужие”.

Есть и такие, которые читают Библию, но при этом говорят, что это сухая книга. Один молодой человек ска­зал, что читать Библию для него слишком утомительное занятие. Он рассказал о себе: “Моя мать просила меня, чтобы я читал главу из Библии каждый раз, когда от­правляюсь в город. Желая угодить ей, я соглашался, но теперь жалею об этом”. Я сказал этому человеку, что было время, когда и я не видел в Библии ничего инте­ресного, и знаете, почему? Потому что слепые люди во­обще ничего не могут видеть. Но когда Дух Святой ка­сается чешуи наших глаз, она отпадает, когда Он мажет наши глаза глазной мазью, тогда Библия становится для нас драгоценной книгой.

Мне вспоминается священник, который пошел наве­стить старушку, с тем чтобы напомнить ей о некоторых драгоценных обетованиях Слова Божия. Когда он открыл одно из них, то увидел, что на полях против этого стиха была поставлена буква “б”. “Что это значит?” — спросил он. — “Это значит “бесценный”, — ответила она. Еще дальше он увидел буквы “и” и “д”. “А это означает “ис­пытано” и “доказано”, потому что я испытала эти стихи в моей жизни, и теперь они для меня уже доказаны”.

Друзья мои, если вы испытали Слово Божие, и оно подтвердилось в вашей жизни, если оно драгоценно для вас, только тоща вы можете называть себя христианами. Те же, которые пренебрегают Библией, не имеют в ней ни части, ни жребия.

Но есть еще один разряд людей, которые ненавидят Библию и презирают ее.

Таким я напомню несколько слов из Священного Пи­сания: “Смотрите, презрители, подивитесь и исчезните” (Деян. 13: 41). И еще: “Да обратятся нечестивые в ад, все народы, забывающие Бога” (Пс. 9:18). И “...в послед­ние дни явятся наглые ругатели, поступающие по собст­венным своим похотям” (2 Пет. 3: 3).

Если вы считаете себя спасенными, то ваше спасение должно быть основано на Библии. Поэтому исследуйте ее, читайте ее, соглашайтесь с ней.

Будь уверен, непокорный друг, что твои насмешки не могут изменить Истины и твои шутки не могут отвратить от тебя неизбежного приговора. И хотя бы в твоем упор­стве ты заключил союз со смертью и подписал договор с адом, все-таки неизбежное правосудие постигнет тебя и ужасное мщение повергнет тебя в прах. Напрасно ты насмехаешься над вечными истинами, которые сильнее твоих мудрствовании. Хотя бы ты говорил сильно и ос­троумно, это не может изменить ни одного слова Боже­ственной истины из этой Книги откровения. Но и для тебя есть еще надежда. Эта надежда сокрыта в ранах Спасителя, надежда на милосердие Отца Небесного, на­дежда на всемогущее ходатайство Святого Духа.

Люди философского склада ума говорят мне, что с моей стороны очень хорошо, что я убеждаю людей читать Библию; но все-таки они думают, что есть много других наук, которые несравненно интереснее и полезнее бого­словия. Позвольте таковых спросить, что вы подразуме­ваете под наукой? Наука анатомирования насекомых и собирания коллекций бабочек? Конечно, нет, скажете вы. Тогда, может быть, наука о сортировании камней или о наслоениях земли? Нет, и это совсем не то. Что же тоща наука? О, — говорите вы, — всякая наука лучше изу­чения Библии. А знаете ли, что ваш выбор обусловлен тем, что вы находитесь очень далеко от Бога? Но факт остается фактом, что учение Иисуса Христа самая чудная наука из всех наук. Пусть ни один из нас не отойдет от Библии, думая, что из нее нельзя научиться мудрости. Хотите ли вы знать нечто из астрономии? Вы можете найти эти познания в Библии: там рассказывается о Сол­нце правды и о Вифлеемской звезде. О ботанике? И эти сведения вы найдете в Библии: в ней рассказывается о нарциссе Саронском и лилии долин. Если хотите знать что-либо по генеалогии и минералогии, — вы можете про­честь в Библии о Скале веков и о белом камне, на ко­тором “написанное новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает” (От. 2: 17). В Библии вы также найдете самые древние исторические документы из жизни человечества.

Какая бы наука вас ни заинтересовала, читайте Биб­лию, и в ней вы ее найдете. Придите и пейте из этого чудного источника знания и мудрости, и вы станете муд­рыми во спасение. Мудрые и неразумные, младенцы и мужи, седовласые старцы, юноши и девицы, я обращаюсь к вам: исследуйте Писания, потому что через них вы думаете иметь жизнь вечную, а они свидетельствуют о Христе.

Пусть Господь поможет каждому из нас привести в исполнение то, что мы слышали.

Мне рассказывали о старушке, которая так ответила на вопрос, что она запомнила из проповеди: “Это было что-то о неверных весах и о неправильной мере. Я ничего не помню из проповеди, а только, придя домой, я сожгла свою неправильную мерку”.

Так и вы, если запомните из моей проповеди столько, чтобы сжечь вашу неправильную мерку, то это уже хо­рошо.

Пусть Сам Бог в Своей безграничной благости изольет в ваши души радужные лучи Солнца правды по хода­тайству Своего Всеблагого Духа, потому что только при этом условии мои слова принесут вам пользу и послужат во спасение ваших душ.

^ О СЛУЖЕНИИ СЛОВОМ

Проповедуй слово...

2 Тим. 4: 2

Проповеди должны иметь определенное, живое, силь­ное, веское и назидательное содержание. Кафедра пред­назначена не для того, чтобы мы показывали свое крас­норечие, а для того, чтобы преподавать слушателям в высшей степени серьезные и глубокие истины жизни. Об­ласть, откуда мы черпаем наши мысли, безгранична, и вследствие этого мы не имеем извинения, если будет суха и безжизненна наша проповедь. Если мы говорим народу в качестве посланников Божиих, то не смеем жаловаться на недостаток материала, потому что Слово Божие пе­реполнено этим материалом. Мы должны излагать с ка­федры все Евангелие; должны проповедовать современным христианам всю веру, некогда врученную людям Самим Господом и апостолами. Истина, заключающаяся в учении

Иисуса Христа, должна быть преподана слушателям таким образом, чтобы они не только услыхали святое благовестие, но и поняли его. Мы проповедуем Того, о Котором написано: “Бог — спасение мое; уповаю на Него... Гос­подь — сила моя, и пение мое — Господь” (Ис. 12: 2). Истинный служитель Христа знает, что главнейшее до­стоинство проповеди заключается не в ее внешнем изло­жении, но в тех истинах, выражением которых она слу­жит. Ничто не может в этом случае заменить содержания и назидательности. Евангелие — это благовестие нашего настоящего и будущего блаженства, это красноречие жиз­ни, а не слов. Проповедь, лишенная благодатного внут­реннего содержания, есть жалкое пустословие. Она, по­добно облаку, проносится над головами слушателей, не роняя ни капли животворного дождя на иссохшую почву. И души, слушая ее, испытывают тяжелое разочарование или даже получают от нее большой вред. Не следует заботиться о высоком качестве произносимых слов, но необходимо стремиться возвысить ценность их внутреннего содержания. Безумно показывать расточительность в сло­вах и вместе с тем — скупость в изложении истины.

Прекрасно, если проповедники стараются вызвать до­брые чувства у слушателей, но и тогда требуется помощь истинного назидания. Божественное правило — “вложить” закон в “мысли” и “написать” его потом “в сердцах”; сначала просвещается разум, а затем уже побеждаются чувства. Проповедники должны подражать в этом Самому Господу и, насколько это возможно для них, назидать слушающих в благочестии, поучать их, как должно ве­ровать и жить, а затем уже стараться воспламенять в них желание усердно выполнять то, чему они научились. Иначе безуспешен будет наш труд.

Здравое изложение истин Священного Писания есть то, чего желают наши слушатели и что они должны по­лучить от нас. Они вправе ожидать от нас правильного толкования Священного Писания, и если мы подобны “Ан­гелу-наставнику”, о котором говорит Иов в главе 33-й, 23-м стихе, если мы истинные посланники Божий, то вполне удовлетворим наших слушателей. Если же слу­чится, что не будет достаточного назидания в нашем тол­ковании истин Слова Божия, то это будет очень плохо, так плохо, как если бы в хлебе не было вовсе муки.

Неясные выражения о величайших божественных ис­тинах, туманные представления об основных учениях Сло­ва Божия — все это приносит огромный вред. Без по­знания Евангелия мы будем лишь “медь звенящая или кимвал звучащий”. Недостаток духовной пищи в пропо­веди вызывает со стороны слушателей порицание вместо уважения.

Всякая проповедь должна иметь обильное назидатель­ное содержание; затем это содержание должно соответст­вовать тексту. Содержание проповеди должно вытекать из текста Священного Писания, и чем отчетливее это выполнено, тем лучше; во всяком случае, к этому нужно стремиться. Никогда не следует забывать о связи между проповедью и текстом. Многие проповедники уходят от текста тотчас же по его произнесении. Но для чего же им тогда и текст?

Лучшее средство для сохранения разнообразия в про­поведи заключается в том, чтобы проповедник обращал особое внимание на внутренний сокровенный смысл каж­дого избранного им места. И если мы не будем сбиваться с пути, открытого нам в молитве, то никогда не будем повторяться или иметь недостаток в материале. Проповедь особенно сильно действует на слушателей, когда она пред­ставляет собою слово, исходящее как бы из уст Самого Бога, когда она представляет собою не лекцию о Свя­щенном Писании, но само Писание. Мы многим обязаны Священному Писанию, поэтому, если беремся проповедо­вать какой-либо текст, то не должны отставлять его в сторону, чтобы освободить место для наших собственных измышлений.

Далее, если проповедники привыкли точно придержи­ваться смысла Священного Писания, то им необходимо придерживаться и самих слов, употребленных в Писании Духом Святым. Проповеди, которые представляют собой изложение богодухновенных слов Священного Писания, наиболее полезны и любимы нашими верующими. Дети Божий любят, когда излагаются и истолковываются ис­тины Слова Божия. Итак, мы имеем обильный материал для наших проповедей, непрерывно произрастающий для нас из богодухновенного и вечно живого Слова Божия, подобно тому, как вырастают из земли фиалки или как вытекает мед из сотов.

Великое счастье для нас, если мы так руководимы Святым Духом, что в силах всегда ясно излагать все евангельские истины. В Библии нет ничего, что боялось бы освещения. Законы гармонии требуют, чтобы голос одной истины не заглушал все остальные; чтобы тихие, нежные звуки не пропадали среди шума и грома других. Каждый звук, предписанный Верховным Руководителем, должен быть исполнен правильно, и каждая нота должна звучать с соответствующей силой. Нашей задачей должно быть освещение всей открытой нам Богом истины, во всей ее гармонической пропорциональности.

И если мы намерены излагать в наших проповедях великие, вечные истины, то должны подходить к ним со всех сторон. Поучения, не имеющие решительного зна­чения для спасения души, не должны излагаться на каж­дом богослужении. Все должно быть соразмерно. Главной темой наших проповедей должна быть радостная весть, ниспосланная нам с неба: весть о нашем спасении через искупительную крестную смерть Христа, весть о той ве­ликой благодати, обещанной даже наивеличайшему греш­нику, если только он горячо верует в Иисуса Христа.

В деле проповеди Евангелия мы обязаны напрячь все силы нашего разума, нашей памяти, все наше воображе­ние и красноречие и не отвлекаться на второстепенные предметы. Необходимо проповедовать простое евангель­ское учение о спасающей силе Христа. Есть, к сожалению, проповедники, которые превосходно описывают десять ро­гов “зверя” и четыре лика херувимов, прекрасно говорят о духовном значении верхнего покрова скинии, о значении окон Соломонова храма; но искушений, нужд слушате­лей — всего этого они почти не касаются в своих про­поведях. Не следует отягчать проповедь излишним мате­риалом. Все истины не могут быть втиснуты в одну про­поведь. Если говорить много и долго, то можно легко пресытить слушателей, вместо того, чтобы возбудить в них еще большее желание, еще большую жажду духовной пищи. Наша задача заключается в том, чтобы в немногих словах сказать многое и без особо длинных разъяснений. Одна мысль, запечатленная в уме, гораздо лучше пяти­десяти, но пролетевших мимо ушей. Один хорошо и креп­ко вколоченный гвоздь держит лучше, нежели целая дю­жина только лишь воткнутых в стену гвоздиков, которые легко можно вытащить все разом.

Материал проповеди должен быть хорошо расположен. Наша мысль должна восходить кверху; наши поучения должны вести слушателя от одного ясного доказательства к другому — и наконец привести его к сияющей небесным светом истине. К проповеди относится известный девиз:

все хорошо на своем месте. Не следует разбрасываться мыслями, но располагать их возможно стройнее. Поря­док — высший небесный закон — не должен быть в пре­небрежении у проповедников.

Проповедуемое нами учение должно быть изложено вполне ясно и понятно и не должно давать повода к недоразумениям. Для этого прежде всего пусть оно будет ясно для нас самих. Если мы имеем твердое намерение предложить слушателям святую истину, чистое учение, вполне согласованное со Священным Писанием, то мы будем настоящими пастырями стада Христова и лишь тог­да убедимся в духовном преуспевании наших слушателей.

Необходимо стараться, чтобы содержание наших про­поведей было, насколько это возможно, ново и жизненно. Вооруженные в изобилии темами, старательно разрабо­танными на основании нашего собственного опыта, мы не утомим наших слушателей, но всецело завладеем их сердцами. Наши проповеди будут отличаться все большей глубиной и сердечностью по мере того, как будет возра­стать наше духовное состояние. Да будем все мы достой­ными провозвестниками Нового Завета. Пусть не оста­нется не выраженной нами ни одна йота из этого вели­чайшего сокровища. Да не пропадет она прежде всего в нас самих (Мф. 5: 18).

Слово “проповедь” означает “удар”, и наше стремление при этом должно быть направлено к тому, чтобы разра­ботать и произнести проповедь веско, с силой. Говорить простые нравоучительные проповеди — все равно что сра­жаться деревянным мечом; настоящее оружие наше — великие истины Слова Божия. Будем держаться таких истин, которые сильно, непреодолимо действуют на сердце и на совесть слушателей. Божественные истины вполне согласуются с истинными потребностями людей; благодать Господня помогает человеку не только воспринять их, но и наполнить ими каждый уголок своей души. Еще раз убедительно советуем держаться Евангелия, потому что оно обладает божественной силой для дарования нам бла­женства и вечного спасения.

Будем проповедовать Христа непрестанно, во всякое время. В Нем заключается все наше Евангелие. Его Лич­ность, Его служение, Его дела должны быть нашей об­ширной, все заключающей в себе и постоянно повторя­ющейся темой. В чем больше нуждаются души — это в вести о Спасителе и том пути, каким можно обрести Его. Мы должны учить не философии, а простому Евангелию. Грехопадение человека, необходимость его духовного воз­рождения, прощение грехов как следствие искупления их Христом и вечное блаженство — вот великие истины, которые мы призваны возвещать. Ничто не должно от­влекать нас от прославления креста Христова (Гал. 6:

14). Спасение во Христе — вот главная тема всех про­поведей. О, если бы распятый Христос стал предметом проповедей всех служителей Божиих на всем земном ша­ре! Пока еще существует смерть, пока гибнут грешники, неразумно рассуждать об Армагеддоне и стараться вычи­тать между строк Священной Книги пророчества о судьбах той или иной страны.

Кто верно и добросовестно раскроет величие и славу Божию, явленные в лице Иисуса Христа, тому это за­чтется в большую заслугу в день судный, нежели если кто развяжет узел тайн Откровения. Блаженно служение того проповедника, который весь преисполнен Христом!

^ О ТОЛКОВАНИИ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ

Великое назидание может извлечь проповедник из тек­стов Священного Писания, когда он истолковывает не только их буквальное значение, но отыскивает также и их скрытый, внутренний, духовный смысл. Однако при этом необходимо соблюдать следующее правило: своим произвольным толкованием не навязывать тексту желае­мый для нас смысл. Никогда нельзя идти против здравого смысла. Необходимо избегать и бесцеремонного искажения текстов Священного Писания. Следует также избегать ис­толкования некоторых очень тонких по глубине мысли текстов. Нужно стремиться к тому, чтобы ни одна душа не была возмущена неделикатными высказываниями. Про­поведник не должен переходить границы строжайшего приличия. Главное значение разбираемого места Писания никогда не должно затемнять своими измышлениями.

Смысл приведенного текста должен быть изложен ясно и всегда занимать первое место. Библия передает нам дей­ствительно происшедшие события и открывает необычайно серьезные, важные истины. Поэтому мы обязаны дать по­чувствовать всем слушателям важность этих священных событий.

Прообразы Священного Писания представляют для проповедника обширное поле для подобных толкований. На страницах Библии находится описание скинии завета, являющейся прообразом новозаветной Церкви Христовой.

Перед нами высится дивный храм Соломона со всеми его чудесами. Проповедники, одаренные даром истолко­вания Священного Писания, найдут для себя богатый ма­териал в несомненных символах Слова Божия. Если ис­сякнет материал Ветхого Завета, то останется еще насле­дие из тысяч образов и притч. А какой драгоценный клад кроется в этих образах Священного Писания! Разумные изъяснения полных поэзии иносказательных образов Свя­щенного Писания не только будут охотно выслушаны ве­рующими людьми, но и с помощью Божией принесут им большую пользу. К примеру, апостол Павел находит тай­ну в лице первосвященника Мельхиседека (Евр. 7: 1-4). Когда он говорит о Сарре и Агари, то указывает, что “в этом есть иносказание” (Гал. 4: 24). Таким образом, апо­стол Павел признает существование в Священном Писа­нии аллегорических мест. И таких мест немало содер­жится на страницах Библии. Их мы находим в изобилии и в исторических книгах Слова Божия. Например, в книге Бытие мы читаем о начале жизни на земле, о ее развитии. Далее книга Исход показывает, как необходимо для че­ловеческого рода искупление: избранный Божий народ должен был быть спасен кровью пасхального агнца. После этого перед нами проходит внутренняя духовная жизнь избранного народа, его стремление к общению с Богом. Об этом мы читаем в книге Левит. Затем мы странствуем по пустыне с избранным народом, идущим из египетского рабства в обетованную землю; узнаем все трудности этого пути из страны чудес и премудрости человеческой в стра­ну, где текут “молоко и мед”... Это — книга Чисел.

Потом у нас появляется желание выйти, наконец, из этой пустыни в тот лучший край, вступить в который, однако, долгое время еще не решается избранный народ Божий — тот край, который вполне соответствует всем

желаниям его, где он должен познать силу своего духов­ного возрождения, где он будет жить, как бы предвкушая небесные блаженства. Это — книга Второзаконие, повто­рение законодательства, вторичное очищение народа Бо­жия. После этого вместе с ним достигаем мы, наконец, Ханаанской земли. Мы на опыте познаем, что означает возродиться во Христе и вести брань не против плоти и крови, но против “духов злобы поднебесных” (Ефес. 6:12). Это — книга Иисуса Навина.

Затем следует повествование о грехах избранного на­рода Божия, о его непослушании Господним повелениям. Это — книга Судей.

В книгах Царств перед нашими глазами проходят раз­личные формы государственного устройства. Возвышения и падения обетованного народа, когда он в наказание за свои грехи предается во власть Вавилона. Ознакомившись со всеми скорбями и позором этого народа, мы видим многих праведников из числа избранных, которые стре­мились, каждый по-своему, спасти, сколь возможно, свой народ. Некоторые из них, как, например, Ездра, возвра­тились в свою землю, чтобы восстановить здесь храм и возобновить служение истинному Богу. Другие, например, Неемия, возвращаются затем, чтобы вновь воздвигнуть городскую стену с разрешения язычников.

Наконец, в книге Есфирь мы снова видим Божий народ в рабстве и снова спасаемый божественным Промыслом.

С гораздо большим интересом мы будем читать Слово Божие, если будем внимательно вникать как в общее направление библейских книг, так и в последовательность исторических событий.

Искусство пользоваться подобными приемами может быть с успехом применено в изложении великих истин, заключающихся в отдельных небольших событиях. Такое изложение может быть и поучительно, и назидательно. Среди множества библейских фактов можно обрести важ­ные законы, может быть, нигде столь ясно не выражен­ные, как именно в данном тексте. Возьмем для примера следующий текст: “И умерла Девора, кормилица Ревеккина, и погребена ниже Вефиля под дубом, который и назвал Иаков дубом плача” (Быт. 35: 8). В приведенном тексте говорится о добрых, верных, старых слугах и о несомненности смерти. Слова: “И сказали слуги царские царю: во всем, что угодно господину нашему царю, мы — рабы твои” (2 Цар. 15: 15) — можно применить по от­ношению ко Христу и христианам.

Изложение и изъяснение притчей Спасителя представ­ляют собой обширное поле для назидания наших слуша­телей. Но если и этого недостаточно, то остаются еще чудеса Спасителя. Несомненно, эти чудеса представляют собой те же проповеди нашего Господа Иисуса Христа, но лишь осуществленные в действительности.

Если мы рассмотрим чудеса Христовы, то увидим во­очию, что они представляют собой как бы великую кар­тинную галерею, полную глубочайших мыслей, чувств и чаяний.

И в заключение скажем, что проповедники, руково­димые добрым разумом, могут и должны с пользой для слушателей применять в своих проповедях духовное ис­толкование Священного Писания и таким образом воз­буждать в них чистый смысл. Приподнять хотя бы только один край завесы неизмеримой и неисчерпаемой бездны вечной премудрости Священного Писания — это задача, заслуживающая всяческого старания проповедника.

  1   2   3   4   5



Похожие:

В. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга iconКнига 1 Москва "русская книга" 1993 наши задачи статьи 1948-1954 гг. Книга 1

В. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга iconРерих Н. К. О вечном
В сборнике представлены произведения русского мыслителя, художника и общественного деятеля Николая Константиновича Рериха, в которых...
В. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга iconЧ. Г. Сперджен
Известный проповедник пробуждения Чарлз Сперджен (1834-1892) оставил нам много ярких и вдохновенных проповедей. Обратившись к Богу...
В. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга iconМетодическое пособие Творческий Москва
В пособии представлены беседы, посвященные здоровому образу жизни утренней зарядке, закаливанию, подвижным играм на свежем воздухе...
В. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга iconВладимир Тонков беседы о сверхсознательном
Я "особо чувствительный". Таких как я называют модным заграничным, но не существующим в природе английского языка, словом "экстрасенс",...
В. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга iconБеседы Ивана Пахаря о внешности Проповедника Чарльз Сперджен
Владея хорошей лошадью, мало интересуешься ее мастью; точно также хороший проповедник может одеться, как ему угодно, и этот вопрос...
В. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга iconТребования к оформлению статьи
Доклады должны быть представлены на украинском, русском или английском языке (в формате ms word for Windows) и направлены в адрес...
В. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга iconТребования к оформлению статьи
Доклады должны быть представлены на украинском, русском или английском языке (в формате ms word for Windows) и направлены в адрес...
В. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга iconКнига первая Книга вторая „ „ Книга третья «1186 Книга четвертая Книга пятая „ 1246 Книга шестая, „ 1272 Книга седьмая „ „ Книга восьмая Книга девятая.„ 1362 Книга десятая.™ »
Об истинной религии. Теологический трактат. — Мн.: Харвест, 1999. — 1600 с. — (Классическая философская мысль). С. 1136-1512
В. И. Кадаева в данном сборнике представлены проповеди, статьи, беседы известного английского христианского проповедника Чарлза Г. Сперджена( 1834-1892). Книга iconУчебник Турченко Ф. Г., Мороко В. Н. История Украины
Язык учебника, в основном, соответствует возрасту учащихся и их предшествующей общеобразовательной подготовке, к параграфам приданы...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©gua.convdocs.org 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов