С. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга icon

С. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга



НазваниеС. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга
страница1/24
С. Н. БУЛГАКОВ<> <> ГЕРОИЗМ И ПОДВИЖНИЧЕСТВО<> <> <>Москва<><> <
Дата конвертации06.12.2012
Размер4.31 Mb.
ТипКнига
скачать >>>
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

С. Н. БУЛГАКОВ

ГЕРОИЗМ И ПОДВИЖНИЧЕСТВО

Москва

«Русская книга»

1992

87.3 Б90

Составление, вступительная статья, комментарии кандидата философских наук С. М. Половинкина

Оформление серии П. С. Сацкого Художник А. В. Денисов

Булгаков С. Н.

Б90 Героизм и подвижничество/Сост., вступ. ст., коммент. С. М. Половинкина.— М.: Русская книга, 1992.— 528 с.— (Мыслители России).

Сергей Николаевич Булгаков выдающийся представитель русской религиозной философской мысли, прошедший путь от «легального марксиста» до православного богослова В 1922 году по распоряжению В. И Ленина был выслан за границу и умер на чужбине, преданный забвению у себя на Родине.

В книге собраны его работы, в которых он с позиций религиозного философа касается исторических судеб России, ее настоящего и будущею Удивительно, насколько этот человек будто не учитывая событий сегодняшнего дня Читатель найдет в них ответы на целый ряд вопросов, которые поставила ныне перед нашим народом история

0301020000-087

5-92 г.

М-105 (03) 92

87.3

ISBN 5—268—01214—2

© Половинкин С. М., 1992 г., составление, вступительная статья, комментарии.

СОДЕРЖАНИЕ

С. М. Половинкин. Путь к Храму . . .

От автора ____________________________________________5

Карл Маркс как религиозный тип (Его отношение к религии человекобожия Л. Фейербаха) _________________54

Героизм и подвижничество. (Из размышлений о религиозных идеалах русской интеллигенции)_______________106

Из философии культуры. Размышления о национальности_____173

Христианство и социализм_____________________________210

Основные проблемы теории прогресса___________________258

Об экономическом идеале______________________________338

На пиру богов (Pro и contra). Современные диалоги________380


Комментарии________________________________________482

==4

^ ПУТЬ К ХРАМУ

Сергей Николаевич Булгаков прожил плодотворную, но трудную жизнь, где были и учительный поиск своего пути, и скитания, и утраты. Однако через все перипетии судьбы пронес он образ Родины. В 1938 году, находясь в эмиграции, Булгаков писал: «Родина есть священная тайна каждого человека, так же, как и его рождение. Теми же таинственными и не исследованными связями, которыми соединяется он чрез лоно матери со своими предками и прикрепляется ко всему человеческому древу, он связан через родину и с материю-землей и со всем Божиим творением... Каждый человек имеет свою индивидуальность и в ней неповторим, но равноценен каждой другой, это есть дар Божий. И она включает в себя не только лично-качественное «я», идущее от Бога, но и земную индивидуальность — родину и предков... -Чем я становлюсь старше, чем более расширяется и углубляется мой жизненный опыт, тем яснее становится для меня значение родины. Там я не только родился, но и зародился в зерне, в самом своем существе, так Что вся дальнейшая моя, такая ломаная и сложная жизнь, есть только ряд побегов на этом корне. Все, все мое — оттуда. И умирая, возвращусь — туда же, одни и те же врата — рождения и смерти». (Булгаков С. Н. Автобиографические заметки.— Париж, 1946.— С. 7.)

Но не суждено было сбыться его словам: умер он на чужбине, во Франции. Долгое время имя этого великого человека на Родине находилось в забвении. И лишь теперь появилась возможность исправить допущенную несправедливость и вернуть духовное наследие отлученного мыслителя его народу.

==5

В коротком предисловии невозможно подробно рассказать о жизни и творчестве Булгакова. Для этого нужна книга, и не одна. Потому мы ограничимся здесь в основном задачей хотя бы в общих чертах поведать о взглядах, мировоззрении философа, чтобы облегчить читателю, насколько это возможно, восприятие помещенных в книге статей.

Родился С. Н. Булгаков 16 июня 1871 года (даты даются по старому стилю) в городе Ливны Орловской губернии в семье священника, протоиерея Николая Васильевича Булгакова, которому предшествовало шесть поколений священнического рода, восходящего к эпохе Ивана Грозного. Мать Сергея Николаевича — в девичестве Александра Косминична Азбукина — также была незнатного происхождения и все свои силы отдавала большей частью семье и домашнему хозяйству. Родители хранили в душе простую и наивную, но глубокую веру, жизнь семейства строилась по «Типикону» (Богослужебному уставу). Дом был, словно церковь, полон икон и лампад.

Семья священника вела самое скромное существование, но все же чуть возвышаясь над общим, довольно низким материальным уровнем. Это вызывало у будущего философа чувство стыда за свой относительный достаток, тревожило его социальную совесть. Именно так за рождалась в России психология «кающегося интеллигента» с его стремлением как-то помочь «малым сим».

Традиции рода подвигли Булгакова пойти по стопам отца, и он поступил учиться сначала в ливненское духовное училище (1881), а по окончании его — в орловскую духовную семинарию (1885). Но приблизительно в 14-летнем возрасте вера pro трансформируется в неверие.

==6

«Да и вообще это мой переход не от веры к неверию, но с одной своей веры к другой, чужой и пустой, но все-таки вере, имеющей для себя свои собственные святыни».(Там же.— С. 31.) Позже он назвал эту веру «атеистической религией», а главной ее святыней — «прогресс человечества ».

Процесс отпадения от веры отцов происходил посте пенно. Сначала возникло недовольство «семинарской апологетикой», «принудительным благочестием». Потом для юного ума перестала существовать мистическая сторона богослужения. Оценивая спустя много лет тот период, Сергей Николаевич сочтет себя жертвой «мрачного революционного нигилизма». (Там же.— С. 35.) Отрочески наивного, его соблазнила мнимая научность нигилизма, ему казалось, что это мировоззрение умных, образованных людей. Следующим шагом в развитии ни гилистических настроений стала утрата идеи священности царской власти, что в дальнейшем привело его в стан революционеров с их борьбой против самодержавия. Впоследствии он скажет о пагубности избранного пути: «...Грех этот состоит не столько в свободолюбии и в этом смысле революционности, сколько в нигилизме и историческом своеволии, в последнем счете, самочинии с отсутствием чувства меры». (Там же. С. 28.)

Подготовленный внутренне разрыв внешне совершается в 1888 году, когда Булгаков против воли родителей уходит из семинарии и поступает в восьмой класс сельской гимназии, которую заканчивает через два года. В 1890—1894 годах он уже студент юридического факультета Московского университета. Объясняя столь странный выбор, философ напишет потом: «В этом выборе я явился также жертвой интеллигентской стадности, пойдя вопреки собственному влечению. Меня влекла область филологии, философии, литературы, я же попал на чуждый мне юридический факультет в известном

==7

смысле для того, чтобы там спасать отечество от царской тирании, конечно, идейно. А для этого надо было посвятить себя социальным наукам, как каторжник к тачке, привязав себя к политической экономии. К прохождению через это чистилище я сам обрек себя и тем искупил свой грех блудного сына». (Там же.— С. 36.)

По окончании курса Булгакова оставляют при кафедре политической экономии и статистики. В это время он оказался среди «легальных марксистов», хотя впоследствии и говорил, что марксизм шел ему как корове седло. Его первая книга «О рынках при капиталистическом производстве» (М., 1897) получила одобрение В. И. Ленина (см.: Поли. собр. соч.— Т. 4.— Алф.указ.). Задачу своей магистерской диссертации «Капитализм и земледелие» (В 2 т.~ Спб., 1900) подающий надежды молодой ученый видел в том, чтобы «доказать, наконец, в окончательной и бесспорной форме справедливость экономической схемы Маркса, всеобщую приложимость закона концентрации производства и вообще тождественность эволюции промышленности и земледелия». (Б у л г а к о в С. Н. От марксизма к идеализму.—Спб., 1903.— С. XII.) Но, как это ни парадоксально, против своей воли и в борьбе с самим собой в книге он, вопреки канонам марксизма, доказывает, что закон концентрации не действует в сельском хозяйстве и что мелкое крестьянское хозяйство обладает устойчивой жизнеспособностью. Такой вывод вызвал негодующую реакцию Ленина.

В 1898—1900 годах Булгаков находился в творческой командировке на Западе, который разочаровал его. Однако в Дрездене произошла встреча с «Сикстинской Мадонной», все в нем перевернувшая: «И там мне глянули в душу очи Царицы Небесной, грядущей на облаках с Предвечным Младенцем. В них была безмерная сила чистоты и прозорливой жертвенности — знание страда

==8

ния и готовность на вольное отрицание, и та же вещая жертвенность виделась в недетски мудрых очах Младенца. Они знают, что ждет Их, на что Они обречены, и вольно грядут Себя отдать, свершить волю Пославшего: Она «принять орудие в сердце». Он Голгофу... Я не помнил себя, голова у меня кружилась, из глаз текли радостные и вместе горькие слезы, а с ними на сердце таял лед и разрешался какой-то жизненный узел. Это не было эстетическое волнение, нет, то была встреча, новое знание, чудо... Я (тогда марксист!) невольно называл это созерцание молитвой и всякое утро, стремясь попасть в Zwinger, пока никого еще там не было, бежал туда, пред лицо Мадонны, «молиться» и плакать, и немного найдется в жизни мгновений, которые были бы блаженнее этих слез...» (Булгаков С. Н. Свет невечерний.—М.,1917.- С. 8-9.)

И хотя эти переживания вскоре забылись (дела, жизненная суета и чуждая русскому духу среда брали свое), видимо, в душе произошел какой-то сдвиг, пусть до конца еще и не осознанный.

В 1901 году, после возвращения из-за границы, Булгаков переезжает в Киев, где занимает кафедру ординарного профессора политической экономии в Киевском политехническом институте. Одновременно он — приват-доцент Киевского университета. В это время и начинается его духовный перелом, возвративший в конце концов «блудного сына» в Церковь. Начальный период переосмысления собственных взглядов Булгаков назвал путем «от марксизма к идеализму». За ним следовал этап «от идеализма к церковности». Свое духовное прозрение и поворот лицом к вере отцов лучше всего описал он : «Вечерело. Ехали южною степью, овеянные благоуханием медовых трав и сена, озолоченные багрянцем благостного заката. Вдали синели уже ближние Кавказские горы. Впервые видел я их. И вперяя жадные взоры в от-

==9

крывшиеся горы, впивая в себя свет и воздух, внимал я откровению природы. Душа давно привыкла с тупою, молчаливою болью в природе видеть лишь мертвую пустыню под покрывалом красоты, как под обманчивой маской; помимо собственного сознания, она не мирилась с природой без Бога. И вдруг в тот же час заволновалась, зарадовалась, задрожала душа: а если есть... если не пустыня, не ложь, не маска, не смерть, но Он, благой и любящий Отец, Его риза, Его любовь... Сердце колотилось под звуки стучавшего поезда, и мы неслись к этому догоравшему золоту и к этим горам. И я снова старался поймать мелькнувшую мысль, задержать сверкнувшую радость... А если... если мои детские, святые чувства, когда я жил с Ним, ходил перед лицом Его, любил и трепетал от своего бессилия к Нему приблизиться, если мои отроческие горения и слезы, сладость и молитвы, чистота моя детская, мною осмеянная, оплеванная, загаженная, бели все это правда, а то, мертвящее и пустое, слепота и ложь? А разве это возможно? разве не знаю я с семинарии, что Бога нет, разве вообще об этом может быть разговор? могу ли я в этих мыслях признаться даже себе самому, не стыдясь своего малодушия, не испытывая панического страха перед «научностью» и ее синедрионом? О, я был, как в тисках, в плену у «научности», этого вороньего пугала, поставленного для интеллигентской черни, полуобразованной толпы, для дураков! Как ненавижу я тебя, исчадие полуобразования, духовная чума наших дней, заражающая юношей и детей! И сам я был тогда зараженный, и вокруг себя распространял ту же заразу... Закат догорел. Стемнело. И то погасло в душе моей вместе с последним его лучом, так и не родившись,— от мертвости, от лени, от запуганности. Бог тихо постучал в мое сердце, и оно расслышало этот стук, дрогнуло, но не раскрылось... И Бог отошел. Я скоро забыл о прихотливом настроении степного вечера. И после этого стал опять

==10

мелок, гадок и пошл, как редко бывал в жизни». (Там же. - С. 7—8.)

Так закончился нигилистический период, увлечение марксизмом, хотя окончательное возвращение в Церковь произошло много лет спустя. С этого момента Булгаков каждой своей новой книгой, каждой статьей утверждает себя как христианский мыслитель, а позже и как православный богослов. Первые работы этого «нового» Булгакова появляются в 1902 году. Он — один из авторов сборника «Проблемы идеализма» (М., 1902), который объединил группу философов, впоследствии окрещенных «веховцами» — по названию второго их сборника «Вехи» (М., 1909). В 1903 году выходит книга его собственных статей «От марксизма к идеализму», куда вошли и марксистские, и идеалистические работы.

Из этой и из последующих книг хорошо видно, как постепенно разрушалось в Булгакове «первоначальное обаяние» русского марксизма и крепло убеждение в истинности христианских идеалов. Сначала «после томительного удушья 80-х годов марксизм явился источником бодрости и деятельного оптимизма, боевым кличем молодой России, как бы общественным ее бродилом». (Булгаков С. Н. От марксизма к идеализму. С. VII.) Он указывал, казалось бы, верный путь к возрождению, заключавшийся в «экономической европеизации России». Учение Маркса нанесло смертельный удар по «экономическому славянофильству» русского народничества, по «субъективной социологии», выставило «принцип социально-политического реализма, трезвого и научного понимания русской экономической действительности». (Там же.) Все это импонировало Булгакову, но было чревато серьезными упущениями, которые и отвратили его от марксизма. «...Выставив идею социальной закономерности и научного объективизма, он (марксизм.— С П.) не останавливается перед отрица-

==11

нием роли в значения личности в истории, совершенно игнорирует этическую проблему и свысока относится ко всяким «идеологиям», включая сюда и искусство, и философию, и религию». (Там же. - С. VIII.)

Ирония истории заключается в том, что, отвергнув религию, марксизм сам обрел свойства религии, религии атеистической: «...ему свойственны многие черты чисто религиозного учения и, хотя он в принципе и отрицает религию как буржуазную «идеологию», но известными своими сторонами сам является несомненным суррогатом религии». (Там же.— С. IX.) Марксизм породил тип «религиозных атеистов», в нем «бьет горячий ключ социального утопизма, питающий чисто религиозное одушевление». (Там же. - С. IX—X.) Он имеет свою эсхатологию в учении о революции, свой земной «рай» в коммунизме, свое понимание пути к этому «раю» — прогресс, свой «богоизбранный народ» — пролетариат, своего «дьявола» — капитализм, своих «мессий» — вождей, своих «аскетов» — отрешившихся от мира ради служения «идее», своих «мучеников за веру»; позже появились и «святые» (всемирнопочитаемые и местночтимые), обширные «иконостасы и даже мощи», к которым сходятся «паломники» со всего света. Под внешней оболочкой научности марксистское учение пыталось утолить религиозную жажду религиозным же путем, «ибо, потеряв религию, человек не перестает страдать своей оторванностью от мирового целого, он жаждет органической целостности, суррогата церковного общения и потому так легко и охотно находит его в социализме». (Булгаков С. Н. Два града.— Т. II.—М., 1911.— С. 39.) Метафизическая (умственная) и религиозная потребность, то есть потребность достичь предельных, лежащих за границами человеческого опыта глубин и начал бытия, знания и культуры, потребность веры в Бога и Церковь его не может быть удовлетворена средствами

==12

науки. И потому марксизм стремится достичь этого

непоследовательно, путем самообмана, при помощи «метафизической контрабанды».

Таким образом, проблема социального идеала и идея прогресса извлекаются из «научного мировоззрения» и ставятся в зависимость от метафизического и религиозного решения «загадки о человеке». Лишь ответ на вопросы: Что есть человек? Откуда он пришел? Куда он уходит? — приведет к решению этих проблем.

Люди, стремящиеся осуществить социальный идеал, служащие прогрессу, пытаются воплотить «добро» в истории. Но что же оно такое — «добро»? Бессильное субъективное пожелание или мощное объективное начало? Это — «добро» или «Добро»? И тут появляются другие вопросы: Есть ли «Добро»? — другими словами: Есть ли Бог? Если «Добра» нет, а имеется лишь слабое человеческое «добро», то путь этого «добра» в истории весьма сомнителен, цели и движущие силы прогресса повисают в воздухе. Если же «Добро» существует, то служение Ему — это исполнение правды о человеке. Тогда человек есть «становящееся абсолютное», а история — «прогресс в подлинном смысле слова», который в идее своей и во всяком своем действии исключает любое внешнее насилие. И Булгаков приходит к выводу, что высший идеал, который маячит над политической экономией марксизма и никак не выводится из нее, находится вне ее. Условия прогресса в любом его понимании — это заповеди христианства. А если это так, то не пора ли марксистские суррогаты заменить подлинной религией?

Основную духовную опасность своего времени Булгаков видел в погружении духа в мир земной в стихию исторической плоти. К этому влечет и плоско понимаемая научность. Наука, метафизика (философия) и религия не должны находиться во вражде друг к другу Они не суть преодолевающие, отрицающие и враждебные

==13

стадии развития человеческого познания, как у французского философа Огюста Конта. Из такого понимания отношения науки, метафизики и религии, с одной стороны, и из неустранимости метафизики и религии из любого мировоззрения — с другой, и возникло это контрабандное протаскивание религии в «научное» мировоззрение марксизма. Образцовый синтез христианских начал с философией и наукой в духе идеи «всеединства» Булгаков видел у русского мыслителя Владимира Соловьева. В это время Булгаков разделял основные философские взгляды Соловьева, который привел их в живую связь с самыми жгучими вопросами практической этики и делал руководящими принципами своих публицистических выступлений. Однако Сергей Николаевич отмечал слабость позиций Соловьева в области экономики и политики. Эту слабость он хотел устранить своей «практической политикой», которая была призвана найти связь философского мировоззрения с реальными задачами времени.

Основой «практической политики», по Булгакову, должна стать «идея свободы и прав человеческой личности», укорененная в Боге. Жизнь человека имеет смысл и абсолютную ценность не в себе самой, а вне себя, выше себя, в служении высшему Добру. Отсюда вытекает необходимость ориентации на это Добро всей экономической, хозяйственной и политической деятельности. Политическая экономия должна выполнять роль прикладной этики, этики экономической жизни, а «практическая политика» — этики политической жизни. Действия, не ориентирующиеся на этику Добра, ничего доброго людям дать не могут. Философии нужно перестать быть кабинетным мировоззрением, ей необходимо повернуться «лицом к великой социальной борьбе наших дней». (Булгаков С. Н. От марксизма к идеализму.— С. 154.) Таким образом, нацеленность на Мир Горний

==14

не означает пренебрежения миром дольним. Правильно построенная «практическая политика» помогает человеку на земных путях, ориентируя его по надземным абсолютным ориентирам. Она есть «действенный идеализм». И удел христианина на земле — активное действие в исторически сложившемся мире. А поскольку история есть богочеловеческий акт, в центре которого находится Церковь, то и все человечество да и весь Космос вовлекаются в этот процесс воцерковления.

Утверждение, что Бог абсолютно внешен миру, обезбоживает последний, устанавливает между Богом и миром непроходимую пропасть. Исходя из подобных взглядов, христианин в поисках спасения души должен презирать ценности и дела мирские, бежать от жизни. Мир же, оставленный христианами, «все больше и больше отвращается от такого Христианства и объявляет себя и свою жизнь самоцелью». (Булгаков С. Н. Центральная проблема софиологии //Вестник РСХД.— 1971.— № 101-102.- С. 105.) Это одна крайность. Другой является пантеизм, принимающий мир так, как он есть, обоготворяющий его. Идя этим путем, христианство может потерять способность руководить жизнью, ибо само подчиняется ей, отстает от нее. Из догмата Богочеловечества следует деятельная любовь к миру в Боге, направленная к соединению мира и Бога через обожение мира. Альтернатива «Бог или мир» должна быть отвергнута. Всей своей жизнью Булгаков утверждал тезис «Бог и мир» (так называется и монография о нем его ученика Л. А. Зандера).

Масштаб деятельности Булгакова в начале 900-х годов поражает. Как уже было сказано, он преподает сначала в Киеве. А с 1906 года — в Москве, где его избирают приват-доцентом Московского университета. В 1907 году

==15

он одновременно становится профессором политической экономии Московского коммерческого института. В 1912 году в Москве под названием «Мир как хозяйство» вышла первая часть книги Булгакова «Философия хозяйства», и тогда же она была защищена в Московском университете в качестве докторской диссертации по политической экономии В это же время Сергей Николаевич читает большое количество публичных лекций В печати появляется множество его статей, часть из которых он вскоре издал отдельной книгой «Два града» (В 2 т — М , 1911) С 1903 по 1905 год Булгаков редактирует журнал «Новый путь», а в 1905-м — журнал «Вопросы жизни» В том же году он вместе с другими организовал «Религиозно философское общество памяти Вл. Соловьева», а в 1910-м — издательство «Путь», лучшее философское издательство России Участвовал философ и в политической жизни страны В начале 1907 года его избирают во II Государственную Думу от Орловской губернии в качестве беспартийного «христианского социалиста» Несмотря на глубокое разочарование в политической деятельности, он участвовал в подготовке к выборам в III Государственную Думу, а также на правах выборщика — в двухступенчатых выборах в IV Думу.

Но больше его привлекала стезя публициста и полемиста, что давало возможность конкретизировать, углублять, развивать далее свои воззрения по насущным проблемам общественной жизни Вот как представлял себе тогда Булгаков пути и цель совершенствования российского общества «Буржуазия наша еще слишком слаба, чтобы оказывать определяющее влияние на духовную жизнь народа, а бюрократия, по самому своему существу, лишена духовных сил и может только внешним образом временно парализовать народное развитие» (Булгаков С Н От марксизма к идеализму — С. 286—287 ) В этих условиях главным в какой бы то ни

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24



Похожие:

С. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга iconИ. А. Ильин Собрание сочинений в десяти томах Москва •русская книга
И46 Собрание сочинений: в 10 т. Т. Кн. 2/Сост и коммент. Ю. Т. Лисицы; Худож. Л. Ф. Шканов.— М.: Русская книга, 1993.— 480 с
С. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга iconКнига 1 Москва "русская книга" 1993 наши задачи статьи 1948-1954 гг. Книга 1

С. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга iconИ. А. Ильин собрание сочинений И. А. Ильин собрание сочинений в десяти томах Москва русская книга
Ибо право есть незримо присутствующая и объективно существующая грань, отделяющая один живой человеческий дух от другого и в то же...
С. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга icon-
Тайна России. Историософия XX века. — Москва: Альманах «Русская идея» (вып. 6), 1999. — 736 с
С. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга iconЮ. М. Иванов как стать экстрасенсом москва 1990 Книга
Книга рассчитана на широкий круг читателей и посвящена воп­росам биоэнергетического поля человека
С. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга iconКнига первая Книга вторая „ „ Книга третья «1186 Книга четвертая Книга пятая „ 1246 Книга шестая, „ 1272 Книга седьмая „ „ Книга восьмая Книга девятая.„ 1362 Книга десятая.™ »
Об истинной религии. Теологический трактат. — Мн.: Харвест, 1999. — 1600 с. — (Классическая философская мысль). С. 1136-1512
С. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга iconПроект «Велике читання»: практика проведення у світі. (дайджест за матеріалами фахових видань та Інтернет – ресурсів)
До розділів дайджесту включено: проект «Одна книга», «Одна книга – два города: Москва и Чикаго», Американская программа "The Big...
С. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга iconЛ. Н. Хромов техника быстрого чтения москва книга
Книга предназначена для массового читателя, для всех желающих повысить скорость чтения и качество усвоения прочитанного
С. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга iconЛ. В. Самсоненко Москва, 1970 Книга
Книга Филиппа Дж. Класса представляет собой попытку естественнонаучного объяснения так называемых летающих объектов. При этом он...
С. Н. Булгаков героизм и подвижничество москва Русская книга iconРегиональный «Чемпионат гончих» Англо-русская гончая, русская гончая, эстонская гончая, бигль, словацкий копов
Днепропетровское областное отделение федерации охотничьего собаководства Украины (доофосу)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©gua.convdocs.org 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов